Александр Травников (travnikovug) wrote,
Александр Травников
travnikovug

И одного пенделя мало! (Александр Травников) / Проза.ру

http://www.proza.ru/2016/11/11/1988

И одного пенделя мало!
И одного пенделя мало!
Эссе по философии жизни

И ОДНОГО ПЕНДЕЛЯ МАЛО

Пендели бывают всяко разные.
Даже золотые и волшебные.
Хотя по сути, пендель - это обыкновенный вульгарный народный способ придания ускорения некоему физическому телу с помощью части ноги другого физического тела путем динамичного воздействия на его пятую точку при подходе сзади.
По своему происхождению, русский пендель, родственник английскому, схожему и созвучному слову – пенальти. То есть слову обозначающему наказание, в том числе и в футболе, которым в этой игре обозначает штрафной удар с расстояния в одиннадцать метров.
Зато в русском языке, слово пендель, это реально нечто сродни латинскому слову – стимул.
Фактически, это дать пенделя, это способ понуждения некоего лица к совершению тех действий, которые он медлил совершить во благо себе и в пользу кого либо или чего либо, хотя и был обязан это сделать. Просто он, индивид, до получения этого самого ускорения в виде пенделя, в этом еще сомневался. Не решался так сказать, сделать первый шаг в нужном направлении.
В середине восьмидесятых пендель как категория сильно расширил своё значение, и как фигура речи совершенно естественным образом превратился в единицу социального социалистического ускорения.
А теперь, дорогой читатель, небольшая предыстория к открытию этой новой философской категории и понятия.
Случилось и произошло это во времена перестройки. Когда Генеральный в СССР, партией Горбачёв вознамерился ускориться страну и всё в ней, не подозревая, что всё пойдёт после этого волюнтаристского пенделя в разнос.
Дело было так.
Но предварительно каюсь.
Приложил и я свою руку к этому процессу.
И так, вот как было на самом деле.
Дело было на кухне.
Шла дискуссия непримиримых спорщиков.
Ваш покорный слуга, тот кто сейчас пишет эти строки – с одной стороны. И знаменитый и модный тогда советский журналист и писатель - Юрий Черниченко.
Все остальные родственники разбежались кто куда, предварительно и на всякий случай, осудив меня за то, что посмел спорить с классиком советской литературной реальности.
Классик пытался убедить меня в объективности перестройки и неизбежности ускорения.
В итоге спора, я и сформулировал фразу о том, что единицей ускорения в период горбачёвской советской перестройки является один пендель.
Есть пендель?
Есть ускорение!
Не будет пенделя?
Не будет и ускорения!
Ускорение и пендель, в данном случае советской действительности – близнецы братья.
Не будет одного, не будет и другого.
В первом часу ночи мы, то есть каждый из спорящих, остались при своём.
При мнении.
Родственники решили, что мы поругались.
Меня неизбежно осудили.
Юрия Дмитрича пожалели.
Но на этом все не закончилось.
Прошло некоторое время.
И что же я читаю?
Читаю я в толстом литературном журнале то, что уже у советского классика, черными по белому буквами написано, что перестройка буксует, что ускорения нет, как нет. И что ситуацию может исправить только он - пендель.
Далее следует сложное, литературное, словесно- тяжеловесное разъяснение автора, что такое есть пендель, какое к нему имеет отношение колено ускоряющего и понуждающего к ускорению.
Но я был тогда рад.
Рад тому, что категория пендель в русском языке превратилась из понятия разновидности наказания в значимую единицу общественного ускорения. В стимул развития общества в Родном Отечестве.
Категория прижилась.
Причём настолько, что потом появился и волшебный пендель, и золотой пендель.
То есть те стимулы и аргументы, которые делают человека если не счастливым, то по крайней мере в отдельных случаях богатым и удачливым.
Однажды я узнал, что даже есть такой тренинг у некоего Александра Матиевича.
Назывался его тренинг – Волшебный пендель.
Сходил.
Познакомился с Александром.
Даже подружились.
Мне его концепция и тренинг понравились.
Полезным оказывается может быть этот самый русский волшебный пендель, который для некоторых может даже быть золотым.
Так, что вот она сила коллективного разума на советских кухнях.
А все думали, что мы с дядей Юрой ругаемся.
Как бы не так.
В споре рождалась новая категория развития личности.
Куда нам было тогда до понятия волшебного и золотого пенделя.
Мы о глобальном рассуждали и спорили. О человеке и его месте в этом глобальном. И всё таки, согласитесь, направление нашей мысли было и тогда правильным.
Как здорово, что именно тогда мне удалось сказать всего несколько слов. Слов о том, что это только на Западе – пендель, это наказание. У нас, в нашей стране - пендель, это благо.
У нас, пендель – это единица ускорения.
У нас, пендель – это то же, что и стимул.
Только стимул – это понятие из прошлого.
А вот на пендель – это понятие из нашей реальности.
Жаль только, что практика показывает, что одного пенделя обычно оказывается мало.
Ну да не беда.
Не привыкать.
Не остановимся на достигнутом.
Правда?

Александр Травников,

11112016

• Пендель – он же поджопник, по-народному.
• Черниченко, Юрий Дмитриевич - во времена Горбачёва, известный советский журналист и писатель. Не плохой кстати. Про деревню и сельское хозяйство писал. Сценарии всякие к фильмам.
Tags: Александр Травников, Горбачёв, Травников, Черниченко
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments