Александр Травников (travnikovug) wrote,
Александр Травников
travnikovug

Categories:

Сантехник в Школе КГБ. Дом на Белорусском (Александр Травников) / Проза.ру

http://www.proza.ru/2016/08/23/1788

САНТЕХНИК В ШКОЛЕ КГБ
0_189b86_13091ab6_orig.JPG
Фрагмент романа про шпионов - Дом на Белорусском.

Глава - САНТЕХНИК В ШКОЛЕ КГБ

В том, что время от времени Дом на Белорусском посещали специалисты коммунального хозяйства, ни у кого без сомнения не было и не могло быть сомнения. Думаю, что в этом я прав. И Вы с мной солидарны, так как проницательны как обычно.
    Однако в этот раз нас посетил сантехник особого рода. Пришел он не просто в Дом на Белорусском, в Высшую Школу КГБ СССР. Этот сантехник пришел к нам на практические занятия нас учить.
  Теорию мы вроде изучили, лекции прослушали, книжки почитали. Тему на семинарских занятиях обсудили. Пришло время практических занятий. Ибо теория без практики – слепа. В прямом и переносном смысле этого слова.
      Сколько бы с того момента не прошло времени, я ни сейчас, ни тогда не смог бы запомнить ни лица этого сантехника, ни описать то, как он выглядел. Это мне не дано. И 99 процентам профессионалов тоже.
   Если бы мы все по отдельности составили бы его, нашего гостя, словесный портрет, описали во что и как он был одет, какого цвета у него глаза, причёска, есть ли у него вообще какие-либо запоминающиеся приметы, то ни одно описание не совпало бы с другим.
  Осталось только некое туманное восприятие этого человека. И ничего конкретного. Ничего запоминающегося.  Памяти абсолютно не за что зацепиться. Некое серое туманное пятно-образ человека.
  Всё в нём было переменное, ничего постоянного. Он как бы сливался с обстановкой, с людьми.
  К нам, и с нами, проводить практические занятия, пришел лучший специалист  7-го Главного управления КГБ СССР, или, чтобы было понятнее, службы наружного наблюдения.
   Во всех спецслужбах мира есть такие подразделения и такие люди. Они умеют следить, подслушивать, подглядывать, захватывать, решать множество проблем, и при этом оставаться незаметными. Они никого и никогда не обременяли своим присутствием. Но без них ни одна спецслужба мира не могла бы сделать и десятой доли того, о чем рассказывают и они сами, и о них.
   Кто сегодня вспомнит, что знаменитая Альфа и подразделение антитеррора, это тоже часть 7-го Главного управления КГБ СССР?  Хотя именно для решения задач службы наружного наблюдения и создавалась это подразделение в СССР. Брать шпиона с поличным, и живым, это целое искусство.
   Не дай Бог при задержании шпиона он яд успеет принять, или террорист сможет привести в действие взрывное устройство, или иностранного засланца-дипломата не дай Бог при задержании помнут, пуговицу оторвут, синяк или ссадину оставят. Да не приведи Господь.
  Но это так, видимая часть айсберга. Основная работа, это у тех, кто выполняет рутинную и повседневную работу. Иногда неделями. Иногда месяцами. Иногда и годами.
   Эти люди по крупицам разными способами собирают информацию. Отвечают за ее точность и достоверность. И никто и никогда не знает об их работе.
  Русская служба наружного наблюдения, с момента своего создания всегда была лучшей в Мире.
   Людей этой редкой профессии до революции 1917 года называли филёрами.
  В переводе с французского, слово филёр означало сыщик. Если Вы почитаете всяко разные словари про филёров России, то сразу предупреждаю. Это чушь.
  Начиная с того, что к этой профессии причисляли людей малообразованных и малограмотных. Выше унтер-офицеров не поднимавшихся по своей карьерной лестнице. Считалось, что уровень сотрудников этого политического и уголовного сыска крайне низок.
И правда, что с них взять? Сбор негласными методами информации и неглавное наблюдение за теми, кто был интересен и представлял интерес?
  Да легко!
Но на словах.
И в романах.
  Не обольщайтесь. Люди этой профессии весьма скромные. И несмотря на вихри враждебные, сто лет назад, они плавно перешли на работу к новой власти. Сделано это было настолько тихо, насколько было возможным.
Чтобы опровергнуть расхожее мнение о культурной ограниченности и недалёкости этой профессии, приведу простой пример.
   Знакомились мы с настоящими делами по негласному наблюдению за революционерами. Так вот, сужу по архивным материалам. Те, кто наблюдал, вполне себе разбирались в тонкостях революционных теорий, течений и практик. Зачастую, они труды Маркса и Энгельса, Бакунина и Чернышевского, знали лучше, чем наблюдаемые ими  революционеры.
  Главное, что производило особое впечатление, это почерк и слог донесений. Почерк каллиграфический. Этому нужно долго и усердно учиться. Машинописный текст читать сложнее иногда. Слог изложения  донесения – классически литературный. И ни одной ошибки, помарки или исправления. Ни-од-ной.
   Следили они за объектами интереса и в России, за границей. И никто не мог их распознать, что это не французы, не англичане, не немцы со швейцарцами. В большинстве своём они так и остались нераскрытыми.
  А что на службе они не отхватывали важных чинов и званий, так и это не совсем так. Они реализовывали себя в различных других делах. В торговле, в литераторстве, в журналистике, в издательстве,   в торговле, и кое-где попроще. Некоторые в этих областях даже достигли фактически генеральских высот.
   Эти люди считались настолько информированными, что их ценность никогда и никем не ставилась под сомнение.
  Главное, не путайте их, профессионалов, с мелкими, дешевыми агентами провокаторами из числа инициативников-неудачников-завистников к чужому успеху. И соответственно малограмотных доносчиков. Но где таких нет?
     Архивы, в основу которых положены результаты труда внутренней разведки, или службы наружного наблюдения, до сих пор не стали достоянием гласности. И наверное никогда не станут. Иначе произойдёт переворот в сознании обывателя. Переоценка личности человека, и его внутренней сущности.
  Вот сами подумайте. Зачем человеку терять веру в саму человеческую сущность?
  Правда незачем?
  Нельзя разочаровывать обывателя.
   Это недопустимо.
  Он не простит утраты иллюзий.
  Поэтому шпик из кино, это гротеск. Образ созданный человеком незнающим. Попытка списать своё ничтожество и мелочность души на тех, кто просто делал зарисовку с натуры. Тех, кто видел человека без маски. И тех, что под личной порядочного человека скрывал свою истинную сущность.
   Сотрудников из службы наружного наблюдения всегда называли разведчиками. В реальности, по требованию жанра деятельности, они на самом деле имели в миру совершенно другую профессию.
   Но это в миру.
   На службе они действительно редко поднимались в званиях выше прапорщиков. Но вот с орденами и выслугой у них было всегда в порядке. Только об этом никто и никогда не знал, и не узнает. Издержки профессии. Профессию же выбираешь ты сам.
   Вот к нам, для проведения практических занятий и пришел в Дом на белорусском один из таких специалистов.
   Конечно, он был уже заслуженным ветераном с десятком орденов и медалей, и в том числе за захват и выявление немецких диверсантов во время войны.
   В миру он для всех и всегда был простым сантехником при мелкой конторке в Московском дворике. Он и в Дом на Белорусском пришел со своим инструментом. Но пришел совершенно для другого.
   В его задачу входило научить нас на практике вести наружное наблюдение за объектом, которым он сам и выступал.
  Помимо этого, он учил нас самим выявлять наружку, и уметь уходить от неё. Поэтому, он в действительности работал не один, а целой своей командой профессионалов. Но нас с ними никто и не пытался знакомить. Не положено. Они делали своё дело. Мы своё.
   Для удобства повествования назовем нашего учителя, дядей Васей. Мы ходили за ним по всей Москве.
   Честно скажу. Это было трудно. Для этого нужен опыт, навык и призвание.
  Вы заходите в троллейбус или трамвай с одним человеком. Выходит из него другой человек. Вы продолжаете находиться в этом троллейбусе или трамвае в абсолютной уверенности, что вон то пассажир и есть ваш объект наблюдения.
  Вы ошибаетесь. Объект мимикрировал и изменился так, что перед вами только похожее на него и его отражение. Сам он еще две остановки назад сошел с троллейбуса. И стоит на месте. Ждёт, когда обнаружится ошибка. Ждет, чтобы начать всё с самого начала, и потом разбирать в классе ошибки и хитрости работы.
Оказалось, что для того, чтобы быть ассом, следовало заранее готовиться, репетировать, отрабатывать маршрут. При этом заранее не засветить и не выдать никому этот маршрут.
Потом все поменялось. Началась погоня за нами.
Нам следовало пройти маршрут из точки А в точку Б. Иногда на это уходил весь день. Задача выявить и зафиксировать наружку, сделать незаметно закладки. Если наблюдатели их находили, то Вам минус.
    Вдумайтесь. Мы старались. Готовились. Пытались выявить, уйти и выполнить условную закладку.
Выявляли мы наблюдение в лучшем случае в 30 процентах. Фиксировать реально, а не фантомы наблюдения и глюки мании преследовании  удавалось в процентах 10-ти. Зато наши оппоненты отрывались и уходили от нас легко, непринуждённо, и главное незаметно, в 95 процентах. В такой же пропорции учителя выявляли и изымали наши учебные закладки, предъявляя их нам в качестве доказательств при разборе полётов.
  Конечно, зачёты по практике мы все сдали на отлично. Дядя Вася-сантехник был человеком добрым. Тогда нам казалось, что мы запомнили его навсегда. Ошибались.
  Через месяц нас собрали в классе, и дали задание в течение часа  описать нашего Дядю Вася.
   Это был сюрприз. На втором часе занятий мы потом разбирали наши выдумки и домыслы. Даже самим было смешно, когда читали чью-либо бумажку. В глазах окружающих, все было не так. Только потом, выяснилось что лишь один из нас уловил суть и смог достоверно описать объект и его приметы. Оказалось, что знаний в этом деле мало. Требуется призвание и врождённый талант.
  Поэтому, может мы потом и встречали где-либо в городе дядю Васю. Но уверенности в том, что это он, не было никакой. Скорее наоборот. В каждом сантехнике можно было теоретически признать нашего преподавателя практики, Дядю Васю-сантехника. Ну очень похожи.
  Но предупредили. Этими поисками тоже нельзя злоупотреблять. Так и до неврозов не далеко.
  Зато урок профессионализма был нами усвоен прочно. Против профессионалов должны работать тоже профессионалы.
   При этом профессионализм требует концентрации.
   Вот ответьте мне, в чём формальное отличие между Альфой и Вымпелом вчера и сегодня?
   Затрудняетесь?
  Практически ни в чём. И там и тут профессионалы.  Только в Вымпеле обязательно высшее образование до отбора в подразделение. Обязательно два иностранных языка. Обязательно наличие профессии, помимо военной. Математик, например. Программист. Физик. В остальном, никакой разницы. Просто одни, готовились, чтобы работать внутри страны, а другие против врага заграницей.
  Именно поэтому, заслуга службы наружного наблюдения в появлении Альфы нельзя ни переоценить, но и нельзя недооценивать и забывать. Профессионалы создают профессионалов. Закон жанра.
   Ведь всем известно, что разведка, это более искусство, чем наука. Хобби, чем профессия. И дядя Вася сантехник в этом не исключение.

23 августа 2016 года

Продолжение следует.
Tags: Александр Травников, Дом на Белорусском, Травников
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments