Александр Травников (travnikovug) wrote,
Александр Травников
travnikovug

Как стать шпионом? Ч 2. Дом на Белорусском (Александр Травников) / Проза.ру

http://www.proza.ru/2016/08/15/1669

(без названия)
Продолжение******

    Потянулись рабочие будни.
     Все в полку и роте ужинать и отдыхать, а я вместо обеда и отдыха, на занятия. Потом еще и переписывать всё в трёх экземплярах. Ночью. Вернёшься с занятий, все спят. Умаялись н набегались за день. А ты сиди и пиши.
    Зато в воскресенье все на кросс, я на занятия. И до вечера. Потом по городу можно погулять без суеты.
     Вот однажды, опять вызывают в политотдел. Но не дивизии, а полка.  
     Замполит полка мне говорит, что скоро для встречи с избирателями, в город Болград должен приехать личный друг Леонида Ильича Брежнева, самого генерального секретаря ЦК КПСС, начальник ГлавПура (Главного Политического управления Советской Армии и Военно-Морского флота – 1962-1985), генерал-армии, Алексей Алексеевич Епишев, депутат Верховного Совета СССР от Одесской области.
      Есть мнение, чтобы представлял его на этой встрече кто-либо из десантников.
-       Оденешься в парадную форму.
Чтобы тельняшка была и голубой берет.
Вот тебе текст выступления.
Потренируешься.
И пойдёшь завтра в Дом Офицеров.
Там вас отбирать будут.
Послушают.
Посмотрят на вас.
Я тоже буду.
Почитай предварительно.

      На следующий день в актовом зале, помимо политработников и гостей из Одесского обкома партии, собрались претенденты на выступление и представление  депутата от Одесской области.
    Вначале нам рассказали о степени доверия, которое оказывается. Потом о важности политического момента.
    Все это, где-то часа на два.
    Затем началось прослушивание.
      Нас, таких, из кого планировалось выбрать набралось человек 25.
     В порядке очередности, по одному вызывали на трибуну, и народ зачитывал с чувством и выражением текст представления кандидата-депутата, страницы на три.
      Если помните, модно было тогда зачитывать с трибуны. Один читает, а все слушают.
    Дошла очередь и до меня.
     Вышел я на трибуну. Положил выданный текст на трёх листах перед собой. И глядя в зал, всё содержание текста и изложил. Без всякого чтения.
      Вначале все на эту мою выходку никто внимания не обратил.
      Потом поднапряглись.
       Затем стали внимательно приглядываться.
   Первым опомнился начальник политотдела полка.
-       И что это значит?
-       Как что? – ответил я.
Прочитал вслух текст.
С выражением, как сказали.
-       Я что-то не увидел, что ты там изложил.
Тебе же читать сказали!
-       Так скучно же читать, – нагло возразил я.
Тут вмешался начальник политотдела Дивизии.
-       Давай еще раз.
Щас тебя по тексту проверим.
Ошибёшься, накажу.
Я еще раз изложил слово в слово, буква в букву выданный текст.
-       И что с этим делать? – озадачился дивизионный начальник.
Тут кто-то из Одесского обкома вмешался.
-       А что?
Пусть попробует.
Еще пусть потренируется.
И оденется пусть попроще.
Вот прямо из зала в берете выйдет, как бы случайно, и представит генерала.

    Так и порешили. Сказали:
-       Будешь рассказывать, а не читать.
Только чтобы слово в слово.
Не дай Бог, что, потом проблем не оберещься.

      Я потом еще неделю отрабатывал это выступление.
       И вот пришел этот день.
      В президиуме начальство и генералы.
     Много начальства и много генералов.
     Народу полный зал.
     Действительно полный.
    Что было до, уже и не помню.
    Помню, что объявляют.

     Вышел я на трибуну, и все рассказываю про генерала. И где родился, и какие подвиги совершил, и какие награды получил, и за что.
     Смотрю, народ слушает.
     Внимательно слушает.
      Краем глаза смотрю влево.
    Сам генерал армии Епишев тоже внимательно слушает. Слезу даже уронил. Не ожидал, что простой десантник так подробно и точно всё про него знает. Без всякой бумажки рассказывает.
    Закончил.
    Все хлопают.
    Все встали.
    Генерал вообще расчувствовался.

   Только я с трибуны в зал собрался уходить, тут меня генерал-лейтенант Близнюк, начальник политуправления ВДВ, заместитель Василия Филипповича Маргелова, командующего ВДВ, к себе подзывает.
-       Стой за кулисами.
Жди!
-       Стою.
Жду!
Подходит Епишев.
Здоровается за руку.
Говорит.
-       Молодец!
Хорошо выступил.
Коммунист?
    Тут за меня слово вставил начальник политотдела дивизии.
-       Кандидат в члены партиии, заявил не моргнув глазом.
Вечернюю партийную школу заканчивает.
-       А где билет кандидатский?
Давайте сейчас я и вручу, при всех.
-       На следующей неделе будем вручать.
Еще не все готово.
-       Отлично.
В военное училище пойдешь? – это уже ко мне Епишев обращается.
-       Собирался в рязанское.
-       Да? – и тут же.
Близнюк!
А ну возьми на контроль.
-       Есть!
     Мы его во Львовское политическое училище направим.
-       Вот и хорошо, - заявил генерал-армии.
      Определив моё будущее, делегация потянулась с другими беседовать.
    Близнюк меня в сторонку отвел. Подозвал и начальника политуправления дивизии. И еще кого-то из свиты. Начал уточнять, чтобы поручение выполнить.
    И случилось совершенно непредсказуемое.
    В наш разговор вклинился начальник особого отдела Одесского военного округа, генерал Соловьев.
     Я знал, что он когда-то служил в Германии после войны, вместе с моим дедушкой. Дедушка мой, полковник Сибирко, Александр Пантелеймонович, после войны был камендантом округа Гера. Соловьев был у него начальником особого отдела. Так и дружили они семьями. Когда я маленьким был, мы к ним в Одессу в гости ездили. На море.
       Начальник особого отдела округа и вмешался в наш разговор.
-       Он будет учиться в Высшей Школе КГБ СССР. –заявил он.
Уже и проверку прошел.
Да и с Обкомом согласовали.
Сопровождавший из Обкома закивал головой. Мол так всё и есть.
-       Ну если так, то я пойду, доложу Епишеву, сказал Близнюк.
Пока не ушел.
    И ведь доложил.
    А Я что?
    Стою, и жду. 
    Жду, что генералы решат.
    Кто меня спрашивает?

     Нужно уточнить, что в своё время Епишев сам был заместителем Министра государственной безопасности СССР по кадрам. И потому с органами никогда не спорил.
   Епишев выслушал доклад Близнюка, и вновь вернулся ко мне.
-       Что? В КГБ пойдешь?
    Я прямо оторопел.
    Что тут ответить?
   Сплошные сюрпризы.
    В общем так! – зявил генерал-армии.
      Если не поступишь, пойдешь в политработники.
    Всем всё понятно?
    Я проверю!
      Близнюк!
    Возьми на контроль!
    И напомни мне, как дела развиваться будут.

   Вот так, совершенно случайно, я узнал, что меня отправляют поступать в Высшую Школу КГБ СССР, о которой я тогда ничего не знал. Да и никто не знал. И что отправляют, тоже не знали. Думаю, до этого дня, никто и не предполагал, что всё так получится.
    Все это было неожиданно.
    Но обратной дороги уже не было.
       Через неделю было партийное собрание в части. Мне дали, мои командиры, рекомендации, и через неделю я уже был кандидатом в партию. Прямо в политоделе дивизии, сам начальник политотдела и вручил мне кандидатский билет.
    Зато теперь я знал, что скоро поеду в Москву на учебу в КГБ. Но даже малейшего представления о том, что это такое я тогда не имел.
      Оно и понятно. Блат, как говорили в советские времена. Я и в ВДВ попал по блату. Хотел в ВДВ, и попал. Дедушка договорился. И аэроклуб яже к тому времени закончил. С парашютом прыгал. Правда в разведроту уже как то сам постарался. Стрелял наверное хорошо.
Tags: Александр Травников, Дом на Бедорусском, Травников
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments