Александр Травников (travnikovug) wrote,
Александр Травников
travnikovug

Categories:

Входит дракон. Продолжение. Дом на Белорусском (Александр Травников) / Проза.ру

http://www.proza.ru/2016/08/03/1807


ВХОДИТ ДРАКОН (продолжение)

Фрагмент Романа про шпионов - Дом на Белорусском.

     Хорошо некоторым.
Подумал я.
     Отдал приказ? И ждёшь выполнения.
     И ты Травников, сам тоже хорошо.
      Нет чтобы отказаться. Сразу сказать, что эта задача не моего уровня компетенции. Отказался бы, и ладно. Через пару недель бы и позабыли.
    Однако любопытство брало своё. Так хотелось этот знаменитый фильм с Брюсом Ли посмотреть. Видеокассет тогда еще практически не было. По крайней мере у нас. Зато про знаменитый фильм все знали. И про другие фильмы Брюса Ли тоже.
     Вышли от начальника.
    Другой начальник, начальник курса мне и говорит в коридоре.
-       И что делать будешь?
Я тебе ничем помочь не могу.
-       Думать буду.
Советоваться.
Спрашивать, как это делается.
Вопрос нужно сначала изучить!
-       Вот и изучай.
  Пошел думать.
   Сходил к ребятам в технический отдел.
   Узнал, где, у кого фильм «Леди Карате» брали.
   Те дали телефон куратора из КГБ.
   Позвонил из приёмной начальника факультета.
   Так мол и так. Хотим фильм прокрутить в Высшей Школе КГБ СССР. Мы уже один крутили. Я переводил.
-       Да? – обрадовался куратор.
Я смотрел.
Мне понравилось, как ты переводил.
Только ничем помочь не могу.
Вы там со свастиками прокололись.
-       Мы?
Так это же не мы фильм такой для просмотра дали.
-       Ладно.
Приезжай в ГосФильмо фонд.
Поговорим.
Народ спросим.
Что, да как.
Только не в форме.
Они тут к форме нервно относятся.
Познакомлю с кем нужно.
Там сам договаривайся.
    Приехал. На проходной сказал к кому приехал. Ксиву показал.
-       Проходите говорят.
А куда идти то?
Пришлось звонить, чтобы встретили и проводили.
Тут нужно кое-что подрассказать. Прояснить обстановку того времени.
   Если в СССР и не показывали все фильмы мира, то это вовсе не значит, что их в СССР не было. В СССР было все. Только не для всех. Все, и абсолютно все фильмы мира закупали, доставали, выменивали, копировали и  потом просматривали специалисты. Причём КГБ к этому ни какого отношения не имело по определению. Люди занимались своим делом. КГБ своим.
     Куратор познакомил меня с людьми.
     Те прямо сказали, что не дадут. Но у начальства спросят.
     Сразу же и спросили.
     Посоветовали.
-       Начальство говорит, чтобы шли в партком. Там договаривались.
Пошли в партком.
Секретарь выслушал. Позвонил руководителю. Потом говорит.
-       Этот вопрос находится в ведении самого Министра Культуры СССР и кандидата в члены Политбюро (Президиума) ЦК КПСС, товарища Демичева, Петра Ниловича.
Договаривайтесь.
Даст поручение, фильм дадут.
Не даст, не дадут.
Даже я не смогу помочь.
Дело слишком резонансное.
Сами приезжайте на закрытые просмотры.
Я позабочусь.
Тут интересно бывает.
   Вернулся я в Дом на Белорусском, и сразу к заместителю начальника Школы. Прямо в гражданке и пришел.
-       Разрешите?
-       Заходи.
-       Разрешите доложить?
-       Что доложить?
-       Насчёт фильма.
-       Какого фильма?
-       Который поручили показать.
-       Что за фильм?
Когда поручил?
-       Да после просмотра предыдущего.
-       Может ну его?
-       Да я уже почти договорился.
-       С кем?
-       С руководством Госфильмофонда.
-       И что?
-       Они согласны.
Только просят согласовать.
-       Со мной?
-       Нет. С Петром Ниловичем.
-       С кем? С кем?
-       С Петром Ниловичем Демичевым.
Наступила немая пауза.
И кто будет с ним согласовывать?
-       Я думал, что Вы!
Потому и пришел доложить.
-       Ну ты даёшь.
Садись.
И что делать будем?
Я к начальнику школы по этому вопросу не пойду.
Да он и не решит.
Что надумаешь, зайди.
    И что тут надумаешь?
    Есть человек, который решает. К нему и обращаться нужно. Но как это сделать?
   Пришлось напрячься, подумать и сделать.
   Пошел опять к заму начальника школы.
-       Поставьте меня дежурным по факультету – говорю.
-       Зачем?
Ну поставлю.
И что ты учудишь?
-       Позвоню Петру Ниловичу – говорю.
-       И что скажешь?
-       Скажу, как есть.
Скажу, что кроме него этот вопрос никто и не решит.
-       Ладно.
Попробуй.
Делай, что хочешь.
Я распоряжусь, чтобы дежурным поставили.
Но за все остальное, сам и отвечать будешь.
Вряд ли я смогу тебе помочь.

   Уже на следующий вечер я заступил на дежурство. С вечера и на всю ночь. Прямо в кабинете генерала, начальника факультета, его кресле и разместился.
    У генерала на тумбочке рядом со столом множество телефонов. Есть и спецсвязь. Несколько аппаратов с гербом СССР. Каждый подписан. Есть и прямая связь с Юрием Владимировичем Андроповым. Но его то, что по мелочам беспокоить? Тем более подчинённым.
   Примерно в 20:00, по аппарату специально связи, используя  справочник телефонов особых номеров, набираю приёмную Демичева.
-       Добрый вечер. – отвечает вежливо женский голос.
Что Вы хотите?
-       Мне нужно переговорить с Петром Ниловичем.
-       По какому вопрос и кто звонит?
Как доложить?
-       Майор КГБ, Богданов, Виктор Семёнович. Я из Высшей Школы КГБ СССР. По вопросу согласования показа зарубежного фильма в Доме на Белорусском.
-       Сейчас узнаю.
Не кладите трубку.
Через три минуты.
-       Пётр Нилович сейчас освободится, и я Вас соединю.
Какой у Вас номер?
Я назвал номер, всего из трёх цифр, написанный прямо на телефоне.
Минут через десять зазвонил телефон.
-       Здравствуйте майор Богданов.
Знаю по каком вопросу.
Вся Москва в курсе.
Завтра позвоню Филиппу Тимофеевичу, скажу ему, чтобы дал команду разрешить.
А почему сразу к Ермашу не обратились?
Он же председатель ГосКомитета Совета Министров  СССР по кинематографии?
    - Мне секретарь парткома Госфильмофонда сказал сразу к Вам обращаться.
Сказал, что только Вы решаете.
-       Знаю я его. 
Толковый работник.
   На этом разговор в принципе, минут через десять и закончился.

Все. Теоретически, вопрос был теперь решен.
Но вот что завтра будет?

На следующий день было вот что.
Сижу на занятиях, вдруг вбегает помощник генерала, начальника факультета.
-       Травников!
Бегом к генералу.

        У всех круглые глаза.
Делать нечего. Бегу.
В приёмной генерала он сам, и зам. начальника школы.
-       Травников!
Где тебя носит?
Тебя Демичев к телефону!
-       Пётр Нилович? – отвечаю вопросительно.
-       Будет тебе потом, Пётр Нилович.
Вместе с генералом вошел в его кабинет.
Генерал лично набрал номер Демичева.
Соедини практически мгновенно.
-       Нашли! – докладывает генерал в трубку.
Передаю.
-       Доброе утро, Пётр Нилович, уже отдышавшись отвечают кандидату в члены политбюро.
-       Богданов! (Значит наши не сдали).
Я с Ермашом переговорил.
Он уже дал команду.
Поезжай за фильмом.
Там ждут.
А! Вот еще!
Ты руководство предупреди, что я может тоже подъеду посмотреть. И Филип Тимофеевич (Ермаш) тоже хотел подъехать.
Ты не переживай.
Я через начальника вашей школы узнаю, когда и во сколько.
Чтобы по скромному.
Скажи, чтобы без помпы и шума.
И вообще.
Звони, если что.
Не стесняйся.
Я Лену предупрежу, если что.
Она соединит.
Потом её прямой номер возьмёшь.
Успехов.

Всё.
Хотя, именно теперь только и начинался весь шок и трепет.
-       И что сказал Пётр Нилович? – просил зам начальника школы.
-       Сказал, чтобы ехали за фильмом.
Он уже дал поручение.
Сказал, что обязательно сам подъедет.
Сказал, что Ермаш тоже собирается приехать.
-       Да!
Вот ты даешь!
-       Приказ есть приказ!
Вы приказ отдали?
Я его выполнил.
Скромно потупив глаза в пол, ответил я.

   За фильмом поехали вместе с зам. начальника школы на его чёрной волге.  Тогда,  на волге даже всяких синих ведёрок не было. В те времена, в Москве, черным волгам с номерами КГБ, а то, что это КГБ и так все догадывались, все и так дорогу уступали. Постовые честь отдавали.
     Я до выезда успел позвонить куратору и секретарю парткома. Предупредил, что едем. Встречали нас прямо у ворот.
    К  руководству Госфильмофонда я уже и не ходил. С куратором и секретарём парткома внизу подождали. Покурили. Поболтали. Они сильно удивились, когда меня в сержантской форме с черными погонами и петлицами связиста увидели. Не ожидали. Но вида не подали. Мало ли?
      Раньше, во время войны, сержант ГосБезопасности, НКВД или Смерш, это уже было офицер. Пострашнее какого майора. Кто и зачем, и почему, на самом деле, никто и не спрашивал. Дураков было мало.  Но то, что не верь глазам своим, все помнили. Потому, лишний раз не любопытствовали. Обещали дружить. Приглашали в гости.
    Коробки с фильмами вынесли сотрудники фильмохранилища и погрузили с помощью водителя в багажник. Мы попрощались, и тут же уехали. Обещали коробки вернуть.
   Фильмы возвратили уже без моего участия.
   Моё участие выразилось только в том, что и этот фильм пришлось переводить мне.
   Но в это раз всё оказалось полегче.
   Было время подготовиться.
   Фильм в узком кругу предварительно просмотрели. Чтобы проколов не было.
   Ажиотаж был точно такой же.
  Но ни Демичев, ни Ермаш не приехали.
    Хотя все нервничали и ходили на взводе.
    Вдруг, мало того, что сами приедут, так ещё и с собой кого привезут? Они могут.
   Я потом всю неделю ходил в гражданском. В костюме и с галстуком. Вдруг, кто спросит майора Богданова?
   Не спросили.
   И всю эту историю потихоньку замяли. Забыли. Хотя на меня по прежнему смотрели косо. Мало ли что? Телефончик то у меня прямой Петра Ниловича остался. Мало что?
   Вот что ещё заметил. Чем выше начальник, тем он проще вопросы решает. Не занудствует. И лапшу на уши не вешает. Да – это ДА! Нет – это НЕТ!

Александр Травников

cz1LhdFb2Gs.jpg
3 августа 2016 года
Tags: Александр Травников, Травников
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments