January 18th, 2018

Шишкин в законе. Из жизни художников (Александр Травников) / Проза.ру

http://www.proza.ru/2018/01/18/1928
Шишкин в законе. Из жизни художников
Шишкин в законе. Из жизни художников
Жил да был, поживал на свете один художник.
Заметь, проницательный читатель, что его существование обозначается тремя словами.
Словом жил.
Словом был.
Словом поживал.
Можно было конечно обойтись и двумя словами.
Словом жил, и словом был.
Однако тогда, это как в песне про короля, про которого пели, что жил да был один король, всем было бы ясно, что это было давно.
Что король этот уже давно умер.
Что слова эти уже про факт из прошлого.
Давняя история в значении слова из Тухманова – «давно это было!».
Если давно, то сразу и здоровые сомнения в достоверности самого события.
Потому, рассказ мой правдив и про современного художника, который и сейчас жив и даже вроде как здравствует.
Даже не болеет.
Пишет и рисует себе на здоровье.
Радуется сам.
Радует, как может и чем может окружающих.
Есть у этого художника одна особенность.
Он не просто художник, а художник наподобие Казимира Малевича.
Своеобразный такой художник.
Три в одном.
Поп-арт, примитивизм и концептуалист в одном флаконе.
Когда он учился на художника, если конечно этому можно выучиться, в институте, уже при окончании учёбы, дали ему неразрешимое для большинства задание, в качестве дипломной, выпускной работы написать что-либо классическое.
Иначе ни как.
Была в то пору очередная волна борьбы, так сказать с авангардизмом и сюрреализмом, и со всем необычным сразу и одновременно.
В общем, поставили Стасу, так зовут художника условие.
Напишешь картину в классическом стиле, и у тебя на руках диплом.
Дальше твои проблемы.
Нет?
Извини.
Борьба с космополитизмом и ревизионизмов в лице оппортунизма и нездоровых тенденций в изобразительном искусстве периода развитого социализма и весомых аргументов в виде ковша экскаватора и бульдозера отечественного производства.
Деваться Стасу Серову, фамилия у него такая художественная, некуда.
Купил холст, краски, и за работу.
Написал картину маслом.
Принёс.
- Это кто? – спрашивают.
- В смысле? – в лучших русских традициях отвечает вопросом на вопрос художник.
- Чья картина?
Неизвестный Шишкин?
- Нет, - отвечает.
Я.
Две недели работал.
- Как так?
- Это сколько же лет этому холсту?
На работу художника Шишкина похоже.
- Вы об этом?
Нет.
Это мои друзья реставраторы и эксперты постарались.
Я им принёс картину.
Сказал, чтобы совсем было, как тогда.
Иначе мол диплом не дадут.
Они и постарались.
Не отличишь, говорят теперь от настоящего, ещё неизвестного миру Шишкина, только подпись мою оставили.
На всякий случай.

Диплом Стас получил.
Картину забрали и в запасники худграфа отправили.
Пиши, - сказали,- что пожелаешь.
Ты теперь вольный художник с дипломом.
Долго за Стасом ходили подпольные жулики искусствоведы и антиквары.
- Шишкина давай! – требовали.
Денег дадим, сколько скажешь.
Примитивизм в искусстве для Стаса оказался важнее.
Они, люди искусства, такие.
Всё по своему делают.

Прошло много лет.
Мир поддельного искусства процветал долгое время без Серова.
И вот, почти год назад, посадили нашего художника ненадолго на зону.
Без подробностей, но на пару лет точно, причём по глупости.
Сидит теперь наш художник в колонии.
Мотает срок, и работает по специальности.
Как Вы думаете?
Как его там зовут?
Знаю, что догадались сразу.
Теперь он не Стас, и даже не Серов.
Теперь погоняло у него – Шишкин в законе.

Как из СИЗО попал в колонию, ему все сразу так и сказали.
Все, это в смысле его новые товарищи по месту временного пребывания и граждане начальники из числа руководителей его исправлением.
- Хватит халявить!
Делом займись.
Вот тебе холсты, краски, кисточки и образцы классиков.
Востребовано.

Недавно видел одного искусствоведа-реставратора.
- Ты знаешь?
Стас-то оказывается на классику перешел?
Востребован оказывается в мире коллекционеров.
И у нас работа есть.
Знаешь, какой спрос на копии старых русских классиков?
Едва успеваем под старину работать.
Недавно нам же, картину Шишкина в законе приносили.
На экспертизу.
Утверждали, что подлинник.
Обещали ещё и Малевича принести.
Но там сложности.
Работа с цветами особого таланта требует.
С этим делом только ПаШа Бабенко справится. Король русского натюрморта.
Но он ещё не сидит.
Сопротивляется.

Так что, вот как жизнь иногда поворачивается.
Бегал, бега художник от судьбы, но все же стал Шишкиным в законе.
Кто виноват в этом?
Правильно.
Виноват тоталитаризм, нездоровое подавление личности художника в период развитого социализма и борьбы с космополитизмом, и лично товарищ Брежнев, Леонид Ильич.

18 января 2018 года