January 2nd, 2017

Мои твиты

Read more...Collapse )
Tags:

Из Женевы с деньгами. Пьеса новелла про шпионов (Александр Травников) / Проза.ру

http://www.proza.ru/2017/01/02/1487
1 Знак 10JJf0MuQV4.jpg
Из Женевы с деньгами. Пьеса новелла про шпионов
Из Женевы с деньгами. Пьеса новелла про шпионов
ИЗ ЖЕНЕВЫ С ДЕНЬГАМИ

Типа пьесы с элементами прозы в которой сплошь и множество узнаваемых лиц и исторических фигур, из которых часть уже ушла в страну большой охоты, другая часть еще в теме, в деле и полна воспоминаний о том, что было и чего не было.

Если в общих чертах, то это и не пьеса, и не новелла. Это просто история одного громкого побега и история предательства.

Так ли это было на самом деле или нет, не знает никто. Но пока это единственная версия неких громких событий прошлого, которая всё объясняет.

Первому, кто к комментариях правильно укажет, кто стал прототипом этого повествования, ждёт премия в 1000 рублей, на любой указанный угадавшим счёт.

Действующие лица:
- Виктор Резвун – майор советской военной разведки.
- Генерал Диамантов (Суроркин), Алексей Алексеевич – резидент советской разведки в Женеве.
- Генерал Калгин, Даниил Олегович, проверяющий из центра.
- Генерал Цвигунов Рэм Серафимович, - большой начальник из Москвы.
- Дональд Клинвуд – бизнесмен из США.
- Сильвио Маркони – владелец отеля в горах.
- Елена Цвигунова – жена генерала Цвигунова.
- Виктория Чернецкая – жена большого партийного начальника в Москве.
- Генерал Алидин, Ким Никанорович - начальник из КГБ.
- Исаак Моисеевич – женевский ювелир.
- Наташа – неизвестно кто, но в теме.

СЦЕНА ПЕРВАЯ.

Кабинет резидента Советской разведки в Женеве, генерала Диамантова.
Генерал сидит за огромный столом в своём кабинете. Работает с газетами. На столе горит лампа с зелёным абажуром.

Стук в дверь.
Дверь приоткрывается.
Входит майор!
В комнату входит майор Резвун.
- Отметили?
- Да!
Вы хотели меня видеть?
- Да.
Хотел поговорить.
Присаживайся.
Видишь?
Я держу своё слово.
Кто хорошо работает, тот должен быть поощрён.
Сам понимаешь.
Должность у тебя полковничья.
Работай, и всё придёт.
В своё время.
- Я тоже на это надеюсь.
- Ты главное не подводи.
Да вот ещё.
К тебе есть дело.
Тут с проверкой едет Калгин. Но не один. Ему в нагрузку дали позаботиться о Цвигуновой и Чернецкой.
- Они с ним едут?
- Нет.
Они по другой линии приедут в Женеву. По магазинам к Новому Году побродить.
Вот ими и займёшься.
Возьмёшь машину.
Повозишь.
Швейцарию покажешь.
Походите по магазинам.
И аккуратно смотри.
Чтобы проблем не создали.
Заодно и поговоришь.
Что там, да как.
А я с Калгиным займусь.
Если что, докладывать будешь каждый день.
Да!
Вот еще что.
Будут спрашивать о чём разговор был, скажи, что я сказал, чтобы сворачивались.
Хватит пить.
Завтра всем в 8 утра на совещание.
Всё!
Давай!

СЦЕНА ВТОРАЯ

Вечер.
Бар в центре Женевы.
В баре пусто.
На диване за столиком сидят Цвигунова и Чернецкая. Они подруги.
Вокрег низ, на диванах и вокруг стола многочисленные коробки и пакеты с покупками.
С ними, на крешке дивана скромно сидит Резвун.

Разговор идёт о том, кто и что купил. Для кого,. Зачем. Какие размеры и за сколько. Ясно было, что они купили не всё. И деньги у них были.
- Вы завтра как? С нами? – обратилась к Резвуну Чернецкая.
- Пока не знаю.
Это как Диамантов решит.
Но насчёт машины я узнаю.
Завтра во сколько?
- Ой! – вмешалась в разговор Цвигунова.
Этот Суроркин вечно из себя Бог весть кого строит.
Там им совсем недовольны.
Никакого толку от него.
Ни одного вопроса решить не может.
Для того и Калгина прислали.
Чтобы вразумил.
Ему столько заказали, а у него все время нет денег.
На кой он нужен?
- За ним Ким Никанорович стоит.
Разъяснила Чернецкая.
- Они хоть генерала Калгина и прислали проверять, только он ничего не решает.
Обещает, это да.
Но не умеет.
Карьерист.
Но ни одного вопроса решить не может.
Лезет куда не нужно.
Везде всё вынюхивает.
Как кого наградить, и он туда же.
Причастен к успеху, видите-ли.
Не мешал и слава Богу.
Никановрович его вообще за шпиона считает.
Открыто всем об этом и говорит.
Его уже давно на этот счёт никто не слушает.
Главное, чтобы он самому не сказал.
Тогда разбираться не будут.
Но пока молчит, чтобы свой авторитет не ронять.
Что сам вопросы не решает.

- Кофе? – предложил Резвун.
- Давай лучше по шампанскому. – сказала Цвигунова.
Французскому.
Покупки требуется отметить.
Там к вечеру, сейчас еще из посольства за нами заедут. Культурную программу обещают.
- Вы Виктор, нас в гостиницу потом отвезите.
А завтра мы вам позвоним.
Нам по ювелирным нужно.
За подарками.
И за косметикой.
Да!
Заплатите, а деньги возьмите потом у Диамантова.
Или Вы с нами?
- Нет!
Мне домой, к жене, детям нужно.
Да и Калгин будет.
Мне не совсем удобно.
Начальство, не мой уровень.
- Вы, Виктор, - сказала Чернецкая, - главное делайте то, что мы вам говорим.
Мы за Вас слово замолвим.
Главное, язык за зубами держите.
Ваши тайны ничто, по сравнению с тем, что мы знаем.

Бармен держался от советских русских подальше. Хотя готов был к любому сюрпризу. Вернее заказу. Так как однозначно нервничал. И поглядывал через окно на улицу. На двух уличных гостей, которые делаи вед, что то, что происходит в кафе, их не интересует. Причём на столько, что это явно бросалось в глаза, и нервировала бармена.
Отметив покупки, все вышли на улицу. Только чуть Резвун задержался, расплачиваясь.
На улице проверяться было бессмысленно. И так было ясно, что таких гостей без опеки не оставят. Странно было только, что жили гости не в Посольстве, а в гостинице, как и Калгин. Но объяснялось это тем, что и ему вероятно было поручено за ними присматривать. Как бы чего не вышло.

СЦЕНА ТРЕТЬЯ

Набережная.
Раннее утро.
Туман стелется над озером.
На скамейке сидят двое.
Мимо пробегают те, кто заботится о своём здоровье.

Никто и никогда не угадает, что разговор ведут два майора советской разведки. Только один из собеседников - тот, что постарше, генерал майор. Другой - тот, что помоложе, просто майор.
Диамантов.
- Я почему здесь назначил?
Во-первых, проконтролирую твою работу с контактом.
Во-вторых, сделаешь так.
Через пол часа у тебя встреча с человеком.
Он тебе передаст прибор.
Но ты деньги все сразу не отдавай.
Поторгуйся.
Сделай так, чтобы у тебя осталось двадцать тысяч.
Ты деньги приготовил?
Резвун:
Да! Все сто двадцать тысяч швейцарских франков в пачках по десять тысяч. В пакете в сумке. Мы будем с ним пакетами обмениваться.
Правильно.
Ты две пачки сразу отложи.
Пакет отдашь.
Но вначале поторгуйся.
- Все готово.
У меня в портфеле сразу несколько пачек.
Типа с завтраком.
Термос опять же с чаем.
- Ладно.
Буду со стороны наблюдать.
Ты учти.
Калгин тоже со мной в машине.
Вон ждёт меня.
Мне то что?
А Калгин роет.
Сказал, чтобы десятку приготовил.
Иначе проблемы.
Будут у меня проблемы, будут и у тебя проблемы.
Тебе ещё майора подтвердить надо, чтобы не зря я тебя продвигал.
И эти приперлись за подарками.
- А если не согласится?
- Тогда другой вопрос.
Деньги то взяли и вернули.
Но тогда ты будешь крайним.
Всё.
Пошел.
- Да!
Ты не бойся.
Швейцарцам что советские, что американские, им все равно. Они если что и наблюдают, вмешиваться не станут.
Они и нам и американцам одинаково говорят. Вам надо - Вы сами и делайте. Следите друг за другом, гоняйтесь. Нам не интересно. Главное, чтобы тихо всё было.
Англичане только воду баламутят. Но они слабоваты.
Так, что не бойся.
Сразу с прибором в машину.
Там уже вообще полная безопасность.
Номера дипломатические.

- Через десять минут, как только Резвун допивал вторую кружку чая из термоса на той же самой скамейке, к нему подсел никому не знакомый, кроме лично Резвуну человек.
Резвун.
- Принесли?
- Принёс.
- А насчёт денег......
- Каких денег?
Мне деньги не нужны.
Свои есть.
Я не за деньги.
- Но пакет-то придётся взять?
Чтобы, как бы Вы свой пакет обратно с собой взяли.
- Ладно.
Я, это, Вам такой подарок к Новому Году делаю.
И на Рождество.
Вот прибор и документация в пакете.
- Кладите рядом.
Чай будете?
- Давайте.
Резвун полез в портфель.
Сначала достал один пакет.
Извлёк из него несколько свёртков.
Развернул их прямо на скамейке, между собой и незнакомцем.
В пакете было несколько свёртков с бутербродами и печененьками.
Налил в крышку термоса чаю и протянул незнакомцу.
Тот взял.
Потом взял бутерброд.
Резвун составил ему компанию печеньками.
Далее разговор между ними был уже никому не интересен.
Перекусив, Резвун один, как бы свой и лишнийй пакет небрежно бросил себе обратно в портфель.
Потом собрал пустой термос и тоже уместил его в портфель.
Незнакомец забрал свой пакет, и сказав до свидания, отправился дальше вдоль набережной, по своим делам.
Как говорится, до следующей встречи.
Собрав пакет с обёртками от бутербродов и печенек, Резвун встал со скамейки, оставив портфель на ней. Отошел в сторону. Бросил остатки от обёртки в пакете в урну.
Огляделся по сторонам, вернулся к скамейке, взял портфель и пошел к машине, в которой сидели два генерала с дипломатическим иммунитетом и водитель посольской машины.

СЦЕНА ЧЕТВЁРТАЯ.

Огляделся по сторонам, и пошел к машине, в которой сидели два генерала с дипломатическим иммунитетом и водитель посольской машины.

Машина стояла недалеко. Так, чтобы было удобно наблюдать со стороны.
На правом переднем сиденье сидел Калганов. Сзади сидел Диамантов. Водитель сидел за рулём и руки держал на виду, на руле, с полностью отсутствующим взглядом на окружающий мир и происходящее.
На машине были дипломатические номера. Так сказать, на всякий пожарный.
Резвун бодро подошел к машине и открыв заднюю правую дверь заглянул в салон, и поставив на кожаное сиденье свой портфель.
- Есть? Спросил Диамантов.
- Всё нормально, - ответил Резвун.
- Взял?
- Естественно.
- Оставить пакет.
Бери свой портфель, и иди домой пешком.
Прогуляйся, подыши чистым воздухом пару часов.
Часам к семи в Посольство.
Резвун, наполовину корпуса в салоне, открыл портфель, и выложил на сиденье пакет.
Закрыл портфель, взял его за ручку и выбрался корпусом и головой из салона. Тут же захлопнул заднюю правую дверь посолького автомобиля.
Машина тут же уехала.
Калганов за всё это действо не проронил ни слова.
Как бы не при делах.
Оглядываясь по сторонам, Резвун, с портфелем, полным швейцарских денег отправился гулять по утреннему городу.
Ему требовалось убить пару часов.
Он шел и думал.
- Десять тысяч Диамантову для подарков в Москву.
Десять тысяч Диамантову для Калганова.
Куда девать оставшиеся сто тысяч?
В эти часы он даже не думал о том, что его, по роду профессии могут в любую минуту задержать, и попросить объяснить, что он делал на скамейке, кто это был, откуда у него столько денег?
Да мало ли какой ещё дурацкий и неудобный вопрос могли задать ему сотрудники местной или не местной контрразведки?
Никакого удовольствия от этой пару часовой прогулки Резвун не получил. И чуть успокоился только тогда, когда оказался дома, и сел за обеденный стол в домашних тапочках.
Перед ним стоял большой кожаный портфель с несметным по советским меркам капиталом в наличной валюте.

СЦЕНА ПЯТАЯ

Кухня, как кухня.
Обычная кухня в съёмной женевской квартире трех этажного доходного дома, который Советское посольство снимало с незапамятных времён для своих сотрудников.
Дверь на кухню была закрыта.
Резвун сидел за широким столом и задумчиво смотрел на три стопки денег, которые он разложил перед собой.
Две равных стопки были совсем небольшими. И каждая из них вполне могла бы поместиться в обычный почтовый конверт.
Зато третья стопка была большой. И она состояла из ста тысячных купюр знаменитых швейцарских франков.
Разговоры о том, что давно пора пользоваться мелкими купюрами разных стран. Разговор для бедных. То есть пустой разговор.
Кроме американцев вестимо из ЦРУ. Те вообще исключительно своими долларами везде пользовались. Причём тоже по наилегчайшему и наипростейшему пути. Напечатают в Америке денег по потребности, и ими же, в не распечатанных упаковках и пользуются.
Везде, но не в СССР. В СССР ЦРУшники старались купюрами советскими пользоваться. Пользованными и желательно порепанными. Советская система способна была отследить движение любых советских денег, кроме разве что металлических рублей. Это знали. И на этом часто попадались.
Что касается швейцарских франков, то все профессионалы отлично понимали. Такие 1000 франковые купюры можно было легко проследить при желании. И если бы кому до этого было дело, то установить кто получил и за что каждую, было лишь делом времени. Но гарантией отсутствия таких рисков и таких проблем было завидное упрямство швейцарских банкиров.
Знаменитая швейцарская банковская тайна. Небезвозмездная естественно.
Еще одна важная причина позволяла игнорировать эту угрозу для работы разведок. Этим пользовались все. И самое главное, это сами люди, которые занимались крупными деньгами. Крупный бизнес. Нелегальная торговля оружием. И всяко - разные освободительные движения с их воровайками. Ещё мафии всех мастей и наречий естественно. Мафия - организация, которая всегда и во все времена считалась бессмертной.
Однако новоявленного майора советской разведки занимало вовсе не это.
Его занимала неразрешимая проблема, которая стояла перед ним.
Одна пачка в 10 тысяч франков, это не проблема. Это Диамантову для подарков к Новому Году в Москву.
Другая пачка в 10 тысяч франков, это тоже не вопрос. Это Диамантову для проверяющего из Москвы - Калганов.
Проблема - это сто тысяч швейцарских франков, которые оказались лишними.
Что делать с ними, это и был главный и нерешаемый вопрос.
Вернуть обратно и сказать, что так получилось. Что так пожелал заграничный американский друг, который столь любит СССР, что деньги ему не нужны?
Начнут копать.
Выплывет ещё двадцать.
Кто поверит, что он их себе не пристроил?
Именно в это и поверят.
И что даст ему, если он вернёт сто тысяч в резидентуру, а где ещё двадцать?
Что говорить?
Сразу же проверка начнётся!
Начальники всё на него же и повесят.
Ладно!
Пусть всё идёт так, как и шло.
Потом разберёмся.
В эту минуту зазвонил телефон.
Жена подняла трубку и зашла на кухню.
- Тебя Диамантов, - сказала она протягивая трубку и озадаченно посмотрела на стол.
В дела мужа она вообще не вмешивалась. Но та сумма денег, которая лежала на кухонном столе - это было сравнимо с сокровищами Гаруна Аль Рашида.
- Слушаю! - в трубку сказал Резвун.
- Ты ещё дома?
- Дома.
- Давай я к тебе заеду.
Только я подниматься не буду.
Минут через двадцать выходи.
Поедем, прогуляемся.
Подарки с собой возьми.
Давай.
Собирайся.
Из трубки пошли короткие гудки.
Диамантов отключился
- Это что?
Лишние?
- Лишние, - обреченно вздохнул Резвун.
Сто тысяч лишних.
- И что ты собираешься делать с ними?
- Пока не знаю.
Вот сижу и думаю.
- Дома их держать нельзя.
Мало ли что?
Я одну тысячу возьму.
Детям надо одежду прикупить и подарки, чтобы домой передать.
Спрячь куда-нибудь.
Жена майора взяла из большой пачки одну купюры, и вышла из кухни.
Резвун сразу же почувствовал себя легче.
Вопрос разрешился сам собой.
Тысячу жене и семье на мелкие предновогодние расходы. Два раза по десять тысяч Диамантову на его нужды. 99 тысяч франков следовало спрятать. Но не сегодня естественно. Завтра.
Всё завтра.
Завтра в горы кататься на лыжах, в коллективе соратников, там всё и порешаем.
Теперь, после принятого решения, Резвун стал собираться на встречу с начальником.

СЦЕНА ШЕСТАЯ:

Женевский магазин со старыми, старинными и просто древними и наидревнейшими книгами.
В нём есть наверное всё, что было издано с момента первого дня книгопечатания в Европе.
Продавцы – два молодых парня со своими проблемами и заботами.
Поэтому первым делом Диамантов с Суворкиным заехали в этот известный всем посвященным магазин редкой книги.
Диамантов знал, что он хотел и собирался приобрести. Но ему хотелось еще полистать кое-что на будущее.
- Давай. – сказал Диамантов.
Суворкин молча и догадливо протянул ему оба конверта.
Один конверт Димантов положил во внутренний карман.
Второй открыл, достал из него одну купюру, и конверт положил в другой внутренний карман пиджака, под теплым плащом.
Он уверенно взял с полки старую книгу, и подошел к продавцам.
Ни какого удивления крупная купюра у продавцов удивления не вызвала. Проблем тоже.
Разговор был на немецком. Но ясно было, что здесь этот покупатель не в первый раз. Очевидно было, что здесь его ждали.
Так как в дополнение к этой книге, которую предварительно тщательно упаковали, были выданы заранее подготовленные документы. К сдаче мелкими франками, ему дали документы на книгу, оценки и заключения специалистов, и еще бог весь какие нужные для приобретателя этой ценности бумаги.
- Спасибо!, - уже по-русски сказал продавцам Диамантов.
Те явно были счастливы оказанным им таким доверием со стороны их постоянного клиента.
Потом они, Диамантов и Резвун поехали на улицу ювелиров.
Кто бывал в таких местах в Швейцарии, Голландии, Бельгии или Франции, однозначно знают, что там, где большие деньги и крупные камни, всё несколько по иному, чем в супермакетах с их суетой, мишурой и движняками.
Когда Димантов с Суворкиным зашли в неприметный и скромный магазин без всяких реклам и надписей, то ощущение у них было такое, словно они зашли в гости к старому знакомому.
- Алексей Алексеевич?! – приветствовал его, что было совсем неожиданно, по-русски, старый, как оказалось ювелир, и хозяин этого магазина сокровищ.
- Здравствуйте Исаак Моисеевич! – ответил ему приветливо Диамантов.
- Вы сегодня не один? – осведомился хозяин.
- Знакомьтесь.
Мой помощник.
Виктор!
Виктор! – обратился уже Диамантов к Резвуну.
Это Исаак Моисеевич.
Мой старый московский знакомый.
Не удивляйтесь.
Очень старый.
Ещё с детства.
Исаак Моисеевич радостно пожал руку Резвуна, и сказал, -
- Вас Виктор нужно обязательно познакомить с моим сыном.
Он скоро приедет из Израиля в гости.
Вы обязательно подружитесь.
Он будет вам полезен.
И Вы когда-нибудь ему поможете в России.
- В Израиле? – удивился Виктор.
- Да!
Он в армии служит.
Офицер.
У нас все в армии служат.
- Так! – прервал разговор Диамантов.
Вы Виктор посидите здесь в магазине.
Распорядитесь, чтобы ему дали кофе.
А мы, с Исааком Моисеевичем, кое о чём потолкуем.
Комната, в которой оставили Виктора Резвуна вовсе не походила на привычный нам магазин с многомиллионным оборотом. Но это было именно так. И без суеты.
Виктор остлася один в обычной небольшой комнате с огромным занавешенным окном, без всяких решеток.
Пол, стены, потолок, всё было из темного старого дуба.
Чуть в углу, справа от окна стоял невысокий деревянный столик и рядом два старинных курульных кресла.
Едва Диамантов и хозяин лавки по торговле драгоценными камнями и бриллиантами скрылись за темно-зеленым пологом, когда Резвун только и успел заметить, что там дальше небольшой темный коридор с массивной дверью, и за дверью лестница, которая вела вниз, открылась другая массивная дверь в другой стене, и молодая демушка вошла в магазин.
- Здравствуйте! – сказала она по-русски.
И Виктор уже не удивлялся обилию русской речи. Получалось, что кто в теме, те русский язык знают по потребностям.
Меня зовут Наташа.-, - без паузы продолжила девушка.
На каком языке Вы предпочитаете общаться?
Что Вы будете?
Могу предложить кофе?
Резвун согласился на кофе.
Хотя понятно было, что все эти вопросы задавались исключительно из вежливости. И ответов на них вовсе не требовалось.
Требовалось терпеливо подождать и скоротать время.
Кофе принесли буквально через пару минут.
Демушка Наталья тут же удалилась.
К чему было спрашивать язык общения?
Все одно никто ни о чём разговаривать и не собирался.
Виктору в эти минуты, кроме как думать о своём, определенно было делать нечего.
Кругом сплошные тёмно дубовые панели, такие же массивные дуюовые двери, зелёный полог, зелёным занавешенное окно, темный деревянный пол и потолок тоже из дерева. Разве что входная массивная дубовая дверь была с двумя малыми стеклянными оконцами – вставками. Окно в мир, - так сказать.
Это было и всё.
Предельная простота и строгость.
Если на чём и можно было остановить взгляд, так только на сучках, и следах времени на деревянных панелях.
Ждать Виктору пришлось долго.
Зато было тихо и спокойно.
Диамантов вышел из-за полога вместе с Исааком Моисеевичем неожиданно.
Они попрощались с довольным хозяином.
Вышли на улицу.
- В следующий раз пойдёшь сюда сам.
- Да я ничего в камнях и бриллиантах не понимаю? – удивился Резвун.
- А что тут понимать?
Здесь всё по-честному.
Принесёшь деньги.
Тебе на них предложат что нужно.
Не обманут.
Интересы всех будут учтены.
Проверку ты прошел.
Теперь тебе можно доверять.
Сколько и как оставлять, я тебе сам скажу.
Потом будешь мне приносить то, что тебе дадут.
- А книги?
- А книги, это я для души и для себя.
Пошли к кварталу, где ООН.
Там есть место хорошее.
Много народу разного.
Фондю попробуем.
Мясо?
Сыр?
Представление - альпийские горны.
Отметим удачу.
Я на тебя теперь надеюсь.
Часик посидим, пока Калганов не явится.
Отдам ему десять тысяч.
Ты ему не верь.
Сам Алидин ему не верит.
Гад он, - говорит.
Уж он то людей знает.
Но мы с тобой, пока в одной команде, за нами такие силы, что ого-го!
Сам наверное догадываешься, кто?

Как только в самый разгар представления к ним за столик подсел Калгин, Резвун тут же ушел.
Хотя Калгин и пытался оставить его третьим.
Однако, Резвун точно знал, что какая может быть дружба майора с генералом. Тем более чужим и с дурной репутацией.

СЦЕНА СЕДЬМАЯ

Шильонский замок, тот, что расположен на противоположном от Женевы конце Женевского озера, место удобное во всех отношениях.
Главное, что это место бойкое, людное. Не то что Сахара. Хотя и Сахара бывает местом весьма посещаемым.
Как обычно, Резвун остановился в небольшом отеле неподалёку от этой швейцарской достопримечательности.
Короткий предварительный звонок хозяину отеля, Сильвио Маркони, и можно было ехать.
В баре отеля, в 12 часов дня Резвуна уже ждал американский подданный, бизнесмен и писатель по совместительству, Дональд Клинвуд.
- Привет Виктор! – приветствовал майора Дональд.
- Привет! – на английском ответил Резвун.
- Кофе?
Или сразу отметим?
- А есть что?
- Конечно!
- Прошу – и протянул Дональду завёрнутый в советскую газету пакет.
Американец взял пакет, развернул его прямо на столике, и у него в руках оказалась увесистая книга на русском.
Ясно было, что русского языка Дональд не знал, но и так понятно было из их не первого общения, что именно Дональд и был тем самым автором этой книги. Хотя на обложке и стояло имя другого человека. Но разве это было важно.
- Хочешь взять ее с собой?
- Хочу.
- Гонорар за книгу уже получил?
- Это ты называешь гонораром?
Нам отметить это дело не хватит.
- Не печалься.
Не всё вошло в книгу.
Но то, что не вошло, это тоже будет оплачено.
Гораздо более щедро.
И сегодня.
Тридцать тысяч тебя устроит?
- Вполне.
Только плюс расходы на мою поездку и отдых в Европу.
Полагаю, что я не задаю глупые вопросы тебе, а ты мне.
- Полагаю, что десять тысяч хватит?
Вполне.
- Только распишись в получении гонорара.
- Давай.
Резвун достал заранее приготовленную расписку о получении гонорара несоветским автором книги.
- Ты отличный бизнесмен, хотя и из СССР, Виктор, - подписывая бумаги заметил ему Дональд.
Как всегда сумма не указана?
Надеюсь, что ты тоже заработал на этой книге?
Могу помочь.
Если дашь мне свою долю, я отвезу ее домой и открою для тебя счёт в американском банке, - предложил Дональд Резвуну.
- Спасибо!
Ты же знаешь, что мне нельзя иметь счёт где-либо, кроме как в СССР.
Но ты не переживай.
Я тебя приглашаю вечером отметить книгу.
Плачу Я.
Сам понимаешь.
Мне и на подарки хватит, и на вечер посидеть.
Сейчас извини.
Схожу в номер и принесу деньги.
Резвун забрал расписки и договор с иностранным писателем, и отправился в свой номер на втором этаже.
Всё это время Маркони наблюдал со стороны за происходящим.
Резвун знал, что это был человек Диамантова, и что всё происходило именно так, как и должно было происходить.
Дональд Клинвуд остался за столом пить кофе и листать свою свежеизданную книгу на непонятном для него языке, и с еще более непонятными буквами.

Комната отеля.

Резвун открыл небольшой чемодан и выложил на кровать деньги.
В этот раз это были доллары.
Почти сто пятьдесят тысяч.
Следовало поделить это количество валюты на три неравные кучки.
Сорок тысяч Дональду.
Десять тысяч Диамантову.
Оставалось лишними ещё сто тысяч.
Резвун разложил всё по разным пакетам, вернул часть в чемодан, и взяв причитающееся Дональду, вышел из номера, предварительно закрыв дверь на замок.
На всё про всё, в том числе и на заполнение суммы расписки и договора у него ушло едва ли десять минут.

СЦЕНА ВОСЬМАЯ

Спустившись вниз, Виктор подошел к Дональду и положил на стол достаточно пухлый свёрток.
Однако присаживаться не стал.
- Это всё? - с любопытством посмотрел на него и сказал Дональд.
- Да!
Пойду прогуляюсь.
Люблю прогулки в одиночестве в окрестностях Женевского озера.
Хобби у меня такое.
За то время, что Резвун отсутствовал в своём номере, он успел ещё и переодеться по-спортивному.
На голове была вязанная шапка.
Курта защитного цвета.
Туристическая обувь на толстой подошве.
Через плечо увесистая брезентовая сумка.
В руках видавшая виды палка для походов в лесу и горах.
Даже со стороны было видно, что перед нами был настоящий бывалый путешественник. И палка в его руках, единственное, что привлекало к нему внимание. Ясно было, что была эта вещь ему привычная, и он участник не одного похода в лес и горы.
Выйдя из лесной гостиницы, Резвун бодро зашагал туристической тропой по давно отработанному им лично и утверждённому руководством пешему маршруту.
Минут через сорок быстрого шага, Виктор был абсолютно увен, что он один.
Что никто за ним не следит.
Что никого постороннего вокруг нет.
И даже случайностей быть не должно.
Накрапывал дождь и срывался снег.
- Кому Я нужен в такою погоду? – подумал он.
Пора.
Пора переходить к делу.
Сойдя с тропы в сторону, Виктор достаточно быстро нашел место, которое время от времени посещал последние пол года.
Теперь те девяносто пять тысяч долларов, которые оставались у него в этот раз как бы лишними и никем не востребованными, должны были пополнить его личный тайник.
В его тайнике скопилось огромное количество денег.
Тех денег, что оказались не востребованными, и которые ему просто некуда было возвращать.
Разве что, если только не собирался создать сам себе, своими собственными руками, неприятности.
За всё то время, которое Виктор работал в Женеве в советском посольстве, у него скопилось почти миллион долларов.
Просто так получилось.
Он отдавал себе отчёт, что это очень много.
Очень.
Но только теперь, когда тайник был почти заполнен деньгам, швейцарскими франкамии и долларами, он абсолютно не знал, что ему с ними теперь делать.
По советским, да и не только меркам того времени, Виктор был очень богатым человеком.
Очень.
Однако та ситуация, в которой он теперь оказался, начинала заходить так далеко, что он просто старался не думать о том, что рано или поздно всё должно закончиться.
- Как? – не раз задавал он себе вопрос.
Однако однозначного ответа у него на этот простой вопрос не было.
Он решил положиться на волю случая.
Тем более, что отлично помнил, что ни на себя, ни на семью, которая находилась с ним в Женеве, он много не тратил.
Так.
В меру.
Тратил чуть-чуть.
И ещё на подарки родителям и родственникам в Союзе.

Расставшись с очередной увесисттой пачкой денег, которая перекочевала в его личный тайник в центре Европы, Виктор поспешил вернуться обратно в отель.

СЦЕНА ДЕВЯТАЯ

На следующий день он, Виктор, вернулся в Женеву.
И сразу же, несмотря на то, что был уже вечер, отправился на доклад о выполненном поручении.
Докладывать было некому.
За те дни, что Виктор отсутствовал, произошло нечто сверх ординарное.
Генерала Диамантова срочно вызвали в Москву.
Причём не просто вызвали.
За ним прилетели.
Все сотрудники сами знаете какой организации и их коллеги из смежной, несмотря на поздний час были на своих рабочих местах.
Однако все разговоры велись исключительно в коридорах, курилке. Полушепотом и полунамёками.
Суть происходящего вкратце Виктору изложил его коллега, Борис.
- Витя!
Калганов разоблачил Диамантова.
Теперь его наверное допрашивают в Москве.
- Чего?
Какого?
Что он сделал?
- Да чёрт его знает?
Что-то там с деньгами связано.
Еще с бриллиантами.
Там с бухгалтерией у Диамантова не сходится.
В общем, пока сидит.
- Чего шепчетесь? – выглянул из своего кабинета в коридор заместитель Диамантова.
По домам.
Мне к послу.
Вызывают.
Ты Виктор предупреди семью, что завтра со мной в Москву.
С тобой поговорить хотят.

Теперь Виктор понимал, что не вопрос, сдаст его Диамантов или нет. В сложившейся ситуации все было только вопросом времени.
- Если здраво рассудить, то ничего особенного Я и не сделал? – убеждал Виктор сам себя.
Так получилось.
Ясно, что Диамантов всё свалит на него.
Хотя стоп!
Что именно на него?
А вдруг?

Теперь всё.
Виктора осенило.
Однозначно для него ситуация была фактически безвыходной.
Диамантову отставка и пенсия.
Он генерал-майор.
Ему, Виктору, майору Резвуну, вероятнее всего расстрел.
Никто особенно и заморачиваться не будет.
Все свалят на него.
Оно ему надо?
Деньги есть.
Много.
Домой никак нельзя.

Как ему в голову пришло это решение, он так и не понял.

СЦЕНА ДЕСЯТАЯ

Кто есть кто? – вопрос для спецслужб риторический.
То есть, совсем не вопрос.
Виктор Резвун тоже не был в этом деле исключением.
Мало того, что знали теоретически.
Все знали друг друга еще и в лицо.
Приёмы, мероприятия, праздники, совместные мероприятия.
На то она и тайная эта война, что всё делается в рамках определённого приличия, и чаще всего по правилам.

Когда поздней ночью Виктор стоял перед дверью сотрудника английской разведки, у него и в мыслях не было, что его не узнают.
- Потому, его поздний визит к английскому коллеге вызвал его еще большее удивление.
- Вы? – спросил англичанин.
Ко мне?
Что случилось?
- Мне нужна помощь!
Я могу зайти?
- Безусловно.
Но мне нужно срочно вызвать коллег.
Вы же понимаете?
- Конечно.
Только давайте пока как можно меньше создавать шума.

За те пятнадцать минут, что к резиденту английской разведки явился сотрудник советской дипмиссии из советского посольства, Виктор вкратце обрисовал ситуацию.
- Диамантов задержан.
Он его самый близкий сотрудник и доверенное лицо.
Возвращаться ему теперь в Москву нельзя.
Там его расстреляют.
- Может у Вас есть шанс вернуться? – заинтересованно поинтересовался англичанин.
Мы сможем дружить.
Помогать Вам.
Может выпутаетесь?
- Это невозможно.
Поздно.
У меня теперь нет шансов.
Дело в том, что у меня есть деньги.
Деньги не вопрос.
Другой вопрос, чем он сможет быть полезен? - в третьем лице сказал о себе бывший майор советской разведки.
- А что семья?
- Они уже в пути, в Италию.
Будут ждать в одном из отелей.
Ждут, что им делать.

Особого шума, как такового, и не было.
Вначале была тишина.
Потом Виктор оказался в Лондоне.
Лишь тогда и потом всё завертелось.
Однако шум длился не долго и его быстро замяли.
Деньги? – спросите Вы.
Что деньги?
И этот вопрос был решен положительно.
Не самый сложный вопрос кстати.
Разведка, она на то и разведка, чтобы решать вопросы любой сложности.
Деньги для разведки, это не вопрос.
Вопрос, это люди.
Нужные и полезные люди естественно.
Люди же, они такие разные.
Как и обстоятельства, в которых эти самые люди совершают свои поступки.
Просто, причинно-следственные связи и обстоятельства дела не сразу и не всегда становятся известны широкому кругу читателей.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Если Вы полагаете, что узнали в главном действующем лице этого литературного произведения одного достаточно известного русскоязычного писателя и популяризатора иной версии советской истории, то разубеждать Вас я не буду.
Однако предупреждаю.
История моя, с самого начала и до самого конца полностью выдумана.
Сами посудите.
Кто бы ему столько денег в одни руки дал?
Так, что вся эта история, исключительно мой литературный вымысел и мои личные домыслы.
Зато, знаю я только одно.
Предполагаемый вами прототип этой истории меня положительно и однозначно читает.
Коллеги его и кураторы тоже читают.
Но пока молчат.
Потому, как говорится, без комментариев.
Если без, то значит так оно и есть.
Значит так оно и было на самом деле.
Хотя может это было вовсе и не с ним?
Может с кем ещё?
Полагаю, что с этой альтернативой Вы уж сами как-нибудь разбирайтесь.
Это справедливо.
Квест, так сказать!

КОНЕЦ - 22:12:12:31:12:2016

Александр Травников

Части пьсы на Прозе.ру

1 - Из Женевы с деньгами. Чаcть: / http://www.proza.ru/2016/10/25/1327
2 - Из Женевы с деньгами. Часть вторая: / http://www.proza.ru/2016/10/29/2265
3 - Из Женевы с деньгами. Часть третья: / http://www.proza.ru/2016/10/30/2277
4 - Из Женевы с деньгами. Часть четвёртая. Сцена третья./ http://www.proza.ru/2016/12/23/1801
5 - Из Женевы с деньгами. Часть пятая. Сцена четвёртая./ http://www.proza.ru/2016/12/26/1322
6. - Из Женевы с деньгами. Часть шестая. Сцена пятая./ http://www.proza.ru/2016/12/27/1068
7. - Из Женевы с деньгами. Часть седьмая. Сцена шестая./ http://www.proza.ru/2016/12/28/1842
8. Из Женевы с деньгами. Часть восьмая. Сцена седьмая./
9 – Из Женевы с деньгами. Часть девятая. Сцена восьмая./ http://www.proza.ru/2016/12/29/1358
10 – Из Женевы с деньгами. Часть десятая. Сцена девятая./ http://www.proza.ru/2016/12/31/1753
11 – Из Женевы с деньгами. Сцена десятая./

Азот - дело мутное. А Вы говорите - кризис.

Странное дело, этот азот.
Кругом санкции, а с аммиаком всё вроде бы в порядке.
В России его производят много.
Только Тольяттиазот 8 процентов в мире.
В США его потребляют больше всех.
Через Украину аммиачный трубопровод идёт.
А ничего, что война?
Интересное это дело, бизнес и санкции.
Может пора совсем прекратить транзит аммиака через Одессу?
В общем, задолбали.
Пора леснику прийти и всех выгнать из лесу!
Это чтой-то я словами анекдота заговорил.
В общем - коротко.
Тольяттиазот национализировать, или сделать государственной компанией с 51 процентов акций.
Аммиакопродод - сделать то же самое.
Торговлю аммиактом осуществлять только и исключительно на бирже. Кто больше даст, того и жидкость.
И это я по доброму.
Это Я, чтобы потом скандала не вышло с последующими посадками.
А то слишком много вопросов возникает.

Артефакты истории. Сенсация! (Александр Травников) / Проза.ру

https://www.proza.ru/2016/02/16/1036
Артефакты истории. Сенсация!
Артефакты истории. Сенсация!
Александр Травников
Хотите сенсацию? Прошу. Это только начало!

АНТИЧНЫЕ СНАРЯДЫ (ПУЛИ) ДЛЯ ПРАЩИ.
Первый век до н.э.
Черноморское побережье Краснодарского края, Геленджикский район.


Фото 1. Образцы находок февраля 2016 года.
1. Снаряд (пуля) для пращи. Сохранность отличная.
Образец имеет уплощенную форму эллипсоидного вращения. С обратной стороны поверхность снаряда плоская. По всей длине лицевой стороны ярко выраженное ребро во всю длину снаряда, несколько смещенное к одному краю, высотой примерно 3 мм.
Материал свинец.
Вес 46 гр. Размеры – 42х23х11.5 мм.
2. Снаряд (пуля) для пращи. Сохранность плохая. Следы деформации и сколов от ударов.
Образец имеет уплощенную форму эллипсоидного вращения. Одна из сторон плоская.
Материал – свинец.
Вес – 22 гр.
Размеры – 26х20х8.5 мм.
3. Снаряд (пуля) для пращи. Сохранность средняя. Следы деформации от ударов.
Образец имеет уплощенную форму эллипсоидного вращения. Одна из сторон плоская.
Материал – свинец.
Вес – 23 гр.
Размеры – 23.5х21х15 мм.
4. Снаряд (пуля) для пращи. Сохранность средняя. Следы деформации от ударов.
Образец имеет уплощенную форму эллипсоидного вращения. Одна из сторон плоская.
Материал – свинец.
Вес – 23 гр.
Размеры – 23х19х11 мм.
5. Снаряд (пуля) для пращи. Сохранность плохая. Следы деформации от ударов.
Образец имеет форму слегка приплюснутого шара неправильной формы.
Материал – свинец.
Вес – 23 гр.
Размеры – 18х17.5х13 мм.


Профессор, к.и.н.,
Доктор философии,
А.И. Травников

16 февраля 2016 года