September 29th, 2016

Мои твиты

Tags:

Китайский синдром. Продолжение. Дом на Белорусском (Александр Травников) / Проза.ру

http://www.proza.ru/2016/09/29/1577

Продолжение Китайского синдрома.

     И это только из тех, кто уже знал, куда он точно будет поступать. А ведь отбор был еще до этого. И какой отбор. Ого-го был отбор.
    Но сейчас я не об этом.
    В Доме на Белорусском был огромный актовый зал для больших собраний, торжественных мероприятий и иных  разных торжественных случаев и общих партийных и комсомольских собраний.
    Вот такой случай и наступил.
     В зале собрались часть первокурсников, которые будут учиться именно здесь и именно на одном из двух факультетов.
    Назовём их условно Восточным факультетом, и факультетом Азии и Африки.
    Восточный факультет – это контрразведка.
      Факультет Азии и Африки, это разведка.
      Причём для факультета разведки – это первый набор. Такого еще в КГБ не было. Все им, поступившим, завидовали. 
    Как разведка всегда первая, с них и начали. Тем более, все нормальные люди сдавали по четыре экзамена, а мы пять. Сдавали еще и географию – что было неожиданно и внепланово. Но кто бы рассуждал?
     Время же на подготовку дали?
      Дали.
      Поступили?
      Поступили.
      Значит так оно и должно было быть.
   На трибуну вышли начальники. И генералы.
   Начальник Школы. Начальники факультетов. И естественно партийное руководство.
       Начальник факультета разведки, вообще классный был начальник. Самый либеральный в истории Высшей Школы КГБ СССР. И работы у него было пока мало. Всего один курс. Он за своих вообще всегда бился. Отстаивал каждого, если что не так. Понятно было, что он генерал условный. Нет. Генерал он настоящий. Только всю жизнь не в форме проходил. Потому и отношение ко всем у него было с ответствующим. Только у них на факультете могло так быть, чтобы половина в форме, а половина в гражданке. Причём кто в костюме, а кто как получилось и во что горазд. И их генерал на эту пестроту и плюрализм в одежде вообще внимания не обращал. Он был как Ленин. Все время повторял. Учитесь, учитесь, учитесь. Повторял, как заклинание.
        Как только представитель из центрального аппарата КГБ нас поздравил с поступлением, и начальник Школы вместе с гостями убыли работать по своим планам, на что всё-про всё ушло минут максимум десять, и что нам особенно понравилось, началось другое священнодействие.
       Для всех, то что теперь происходило, было полным сюрпризом.
     В том, что потом произошло, ни тогда, ни даже сейчас, по прошествии стольких лет никому никакой логики обнаружить не удалось. Ни какая аналитика не в помощь. Вероятно это была судьба. Но уже и сейчас это тем более не важно.
        Стали зачитывать список факультета разведки. Фамилия вам ни к чему. Они, как и имена, могли быть любыми. И даже документы могли быть подлинными. Не это важно и интересно. Просто представьте себе картину.
   Начальник первого и пока единственного курса факультета разведки школы лично читает список.
-       звание, фамилия, группа, турецкий,
-       звание, фамилия, группа, фарси,
-       звание, фамилия, группа, арабский,
-       звание, фамилия, группа, тайский,
-       звание, фамилия, группа, хинди,
-       звание, фамилия, группа, суахили,
-       звание, фамилия, группа, кхмерский,
-       звание, фамилия, группа, лаосский,
-       звание, фамилия, группа, тагальский,
-       звание, фамилия, группа, кхмерский,
-       звание, фамилия, группа, индонезийский,
-       звание, фамилия, группа, бирманский,
-       звание, фамилия, группа, амхарский,
-       звание, фамилия, группа, банту,
-       звание, фамилия, группа, хауса,
-       звание, фамилия, группа, иврит,
-       звание, фамилия, группа, индонезийский,
  Я даже не сразу и понял, что речь идёт про меня, так завораживающе звучали названия языков мира, которые теперь предстояло выучить за пять лет учебы и знать их в совершенстве.
     Индонезийский, так индонезийский.
     Но была странность. Дело в том, что мы, те, кто должен был учить индонезийский и японский, были до этого совершенно в другой компании. Разницы особой конечно нет. Но слово разведка звучит круто. Контрразведка, это конечно тоже ничего. Но несколько иной статус. Разведка в Школе, это считай те же что и в МГИМО или ИСАА МГУ учатся. Они потому так и общались между собой, и документы им соответствующие, когда надо выдавали, чтобы заранее друг с другом познакомились.  
       Зато всё самое интресное началось потом. Факультет разведки сменил начальник первого курса Восточного факультета. И начал читать свой список и перечень.  И если  до этого всем было весело и непонятно, то теперь дальнейшее чтение стало совсем размеренным и без всяких там новаций. Это чтение напоминало неспешное течение реки Янцзы или Хуанхе в их устье, перед впадением в моря Мирового океана.
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       китайский,
-       китайский,
-       китайский,
   Слово китайский повторялось и повторялось как оказалось более ста раз. Было ясно, кто у нас главный противник, или природный друг и соратник.
     Не знаю, как у кого и где, но это был настоящий китайский синдром.
    Правда и здесь не обошлось без приключений.
    Монотонность звучащих званий, фамилий и волшебного слова китайский вдруг прервалось неожиданным заявлением с места.
-       А я не хочу китайский учить!
   Повисла некая немая пауза и все увидели явное удивление на грани растерянности на лице зачитывавшего судьбоносный список  распределения языков.
    От удивления глашатай будущего и распорядитель судеб растерянно опустил руки и с просьбой на уровне мольбы о помощи повернул голову к президиуму, который и сам в свою очередь не сразу понял, что произошло.
      Начальник восточного факультета пришел в себя первым.
-       Фамилия?
Услышав звание и фамилию, удивлённо спросил:
-       А какой язык Вы бы хотели учить?
-       Английский.
-       Почему?
-       А зачем мне китайский?
-       Всё ясно.
Не хотите, и не надо.
Спасибо.
До свидания.
Вы отчислены.
Покиньте помещение.
Проводите товарища!
Это генерал уже обратился к своему помощнику.
И чтобы я его больше не видел и не слышал! – добавил он, тихо, выдержанно,  спокойно, и без всяких эмоций.

  И всё. Больше никто и никогда о нём, пожелавшим высказать своё желание учить английский, не слышал, и его не видел. Наверное уехал сразу домой.
   Желающих отказаться от  изучения китайского языка больше тоже в этот день не было. Все вдруг прониклись важность выбора, сделанного кем-то за них.
   Правда потом, бывали случаи, когда несмотря ни на какие старания, некоторым язык так и не дался. Как ни старались, не пошли иероглифы. Но их просто перевели учиться в другое здание, и на другой факультет. Юристы и следователи без знаний иностранных языков тоже были нужны.
      Зато это происшествие хоть как-то оживило монотонность происходящее. Тем более, что список содержащий в себе волшебное слово китайский еще не был зачитан и на половину.
   Правда в конце его дополнили словами - корейский и вьетнамский. Но это была капля в китайском море.
        После распределения вдруг стало понятно, что есть некая нестыковка. Японцы и индонезийцы были зачитаны в списках факультета разведки, но мы уже месяц обитали в составе как оказалось группы восточного факультета.
       Всех, кроме индонезийцев, отправили в выделенные каждой группе классы. Кроме нас. С японцами почему-то всё порешали сразу.
  Теперь, нас, семеро индонезийцев, сидит в огромном актовом зале. В  президиуме на сцене, в гораздо большем количестве старших офицеров и генералов чем нас, идёт  совещание о том, что с нами делать.
    Решали наверное - умные мы, или красивые?
    Минут через десять порешили оставить нас пока на Восточном факультете, но считать себя слушателями факультета разведки.
    Пока!
    Причём слово «пока» вселяло в нас уверенность в некое светлое будущее и некую избранность, которая всегда сочетается с неопределённостью и её дополняет.
       Эта неопределённость продлилась почти пару месяцев. То нас переводили на другой факультет, то возвращали обратно. В итоге вернули к китайцам на совсем.
   Не последнем аргументом в этом споре, как оказалось, был и вопрос о том, какая самая мощная и экономически влиятельная диаспора в Индонезии?
    Китайская?
   Вот пусть и привыкают к китайцам.
    Китайскую культуру и историю заодно поизучают.
     Пригодится.
     Заодно и японцы пусть тоже остаются на Восточном факультете.
     Вот так, на ходу всё и решилось.
     К слову о выборе языков,  английский язык все равно учили.  Только со второго курса. Но и там были свои особенности. Просто после усиленного изучения любого восточного языка, русский акцент в любом европейском языке как рукой снимет. Проверенно практикой.

Китайский синдром. Продолжение. Дом на Белорусском (Александр Травников) / Проза.ру

Продолжение Китайского синдрома.

     И это только из тех, кто уже знал, куда он точно будет поступать. А ведь отбор был еще до этого. И какой отбор. Ого-го был отбор.
    Но сейчас я не об этом.
    В Доме на Белорусском был огромный актовый зал для больших собраний, торжественных мероприятий и иных  разных торжественных случаев и общих партийных и комсомольских собраний.
    Вот такой случай и наступил.
     В зале собрались часть первокурсников, которые будут учиться именно здесь и именно на одном из двух факультетов.
    Назовём их условно Восточным факультетом, и факультетом Азии и Африки.
    Восточный факультет – это контрразведка.
      Факультет Азии и Африки, это разведка.
      Причём для факультета разведки – это первый набор. Такого еще в КГБ не было. Все им, поступившим, завидовали. 
    Как разведка всегда первая, с них и начали. Тем более, все нормальные люди сдавали по четыре экзамена, а мы пять. Сдавали еще и географию – что было неожиданно и внепланово. Но кто бы рассуждал?
     Время же на подготовку дали?
      Дали.
      Поступили?
      Поступили.
      Значит так оно и должно было быть.
   На трибуну вышли начальники. И генералы.
   Начальник Школы. Начальники факультетов. И естественно партийное руководство.
       Начальник факультета разведки, вообще классный был начальник. Самый либеральный в истории Высшей Школы КГБ СССР. И работы у него было пока мало. Всего один курс. Он за своих вообще всегда бился. Отстаивал каждого, если что не так. Понятно было, что он генерал условный. Нет. Генерал он настоящий. Только всю жизнь не в форме проходил. Потому и отношение ко всем у него было с ответствующим. Только у них на факультете могло так быть, чтобы половина в форме, а половина в гражданке. Причём кто в костюме, а кто как получилось и во что горазд. И их генерал на эту пестроту и плюрализм в одежде вообще внимания не обращал. Он был как Ленин. Все время повторял. Учитесь, учитесь, учитесь. Повторял, как заклинание.
        Как только представитель из центрального аппарата КГБ нас поздравил с поступлением, и начальник Школы вместе с гостями убыли работать по своим планам, на что всё-про всё ушло минут максимум десять, и что нам особенно понравилось, началось другое священнодействие.
       Для всех, то что теперь происходило, было полным сюрпризом.
     В том, что потом произошло, ни тогда, ни даже сейчас, по прошествии стольких лет никому никакой логики обнаружить не удалось. Ни какая аналитика не в помощь. Вероятно это была судьба. Но уже и сейчас это тем более не важно.
        Стали зачитывать список факультета разведки. Фамилия вам ни к чему. Они, как и имена, могли быть любыми. И даже документы могли быть подлинными. Не это важно и интересно. Просто представьте себе картину.
   Начальник первого и пока единственного курса факультета разведки школы лично читает список.
-       звание, фамилия, группа, турецкий,
-       звание, фамилия, группа, фарси,
-       звание, фамилия, группа, арабский,
-       звание, фамилия, группа, тайский,
-       звание, фамилия, группа, хинди,
-       звание, фамилия, группа, суахили,
-       звание, фамилия, группа, кхмерский,
-       звание, фамилия, группа, лаосский,
-       звание, фамилия, группа, тагальский,
-       звание, фамилия, группа, кхмерский,
-       звание, фамилия, группа, индонезийский,
-       звание, фамилия, группа, бирманский,
-       звание, фамилия, группа, амхарский,
-       звание, фамилия, группа, банту,
-       звание, фамилия, группа, хауса,
-       звание, фамилия, группа, иврит,
-       звание, фамилия, группа, индонезийский,
  Я даже не сразу и понял, что речь идёт про меня, так завораживающе звучали названия языков мира, которые теперь предстояло выучить за пять лет учебы и знать их в совершенстве.
     Индонезийский, так индонезийский.
     Но была странность. Дело в том, что мы, те, кто должен был учить индонезийский и японский, были до этого совершенно в другой компании. Разницы особой конечно нет. Но слово разведка звучит круто. Контрразведка, это конечно тоже ничего. Но несколько иной статус. Разведка в Школе, это считай те же что и в МГИМО или ИСАА МГУ учатся. Они потому так и общались между собой, и документы им соответствующие, когда надо выдавали, чтобы заранее друг с другом познакомились.  
       Зато всё самое интресное началось потом. Факультет разведки сменил начальник первого курса Восточного факультета. И начал читать свой список и перечень.  И если  до этого всем было весело и непонятно, то теперь дальнейшее чтение стало совсем размеренным и без всяких там новаций. Это чтение напоминало неспешное течение реки Янцзы или Хуанхе в их устье, перед впадением в моря Мирового океана.
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       звание, фамилия, группа, китайский,
-       китайский,
-       китайский,
-       китайский,
   Слово китайский повторялось и повторялось как оказалось более ста раз. Было ясно, кто у нас главный противник, или природный друг и соратник.
     Не знаю, как у кого и где, но это был настоящий китайский синдром.
    Правда и здесь не обошлось без приключений.
    Монотонность звучащих званий, фамилий и волшебного слова китайский вдруг прервалось неожиданным заявлением с места.
-       А я не хочу китайский учить!
   Повисла некая немая пауза и все увидели явное удивление на грани растерянности на лице зачитывавшего судьбоносный список  распределения языков.
    От удивления глашатай будущего и распорядитель судеб растерянно опустил руки и с просьбой на уровне мольбы о помощи повернул голову к президиуму, который и сам в свою очередь не сразу понял, что произошло.
      Начальник восточного факультета пришел в себя первым.
-       Фамилия?
Услышав звание и фамилию, удивлённо спросил:
-       А какой язык Вы бы хотели учить?
-       Английский.
-       Почему?
-       А зачем мне китайский?
-       Всё ясно.
Не хотите, и не надо.
Спасибо.
До свидания.
Вы отчислены.
Покиньте помещение.
Проводите товарища!
Это генерал уже обратился к своему помощнику.
И чтобы я его больше не видел и не слышал! – добавил он, тихо, выдержанно,  спокойно, и без всяких эмоций.

  И всё. Больше никто и никогда о нём, пожелавшим высказать своё желание учить английский, не слышал, и его не видел. Наверное уехал сразу домой.
   Желающих отказаться от  изучения китайского языка больше тоже в этот день не было. Все вдруг прониклись важность выбора, сделанного кем-то за них.
   Правда потом, бывали случаи, когда несмотря ни на какие старания, некоторым язык так и не дался. Как ни старались, не пошли иероглифы. Но их просто перевели учиться в другое здание, и на другой факультет. Юристы и следователи без знаний иностранных языков тоже были нужны.
      Зато это происшествие хоть как-то оживило монотонность происходящее. Тем более, что список содержащий в себе волшебное слово китайский еще не был зачитан и на половину.
   Правда в конце его дополнили словами - корейский и вьетнамский. Но это была капля в китайском море.
        После распределения вдруг стало понятно, что есть некая нестыковка. Японцы и индонезийцы были зачитаны в списках факультета разведки, но мы уже месяц обитали в составе как оказалось группы восточного факультета.
       Всех, кроме индонезийцев, отправили в выделенные каждой группе классы. Кроме нас. С японцами почему-то всё порешали сразу.
  Теперь, нас, семеро индонезийцев, сидит в огромном актовом зале. В  президиуме на сцене, в гораздо большем количестве старших офицеров и генералов чем нас, идёт  совещание о том, что с нами делать.
    Решали наверное - умные мы, или красивые?
    Минут через десять порешили оставить нас пока на Восточном факультете, но считать себя слушателями факультета разведки.
    Пока!
    Причём слово «пока» вселяло в нас уверенность в некое светлое будущее и некую избранность, которая всегда сочетается с неопределённостью и её дополняет.
       Эта неопределённость продлилась почти пару месяцев. То нас переводили на другой факультет, то возвращали обратно. В итоге вернули к китайцам на совсем.
   Не последнем аргументом в этом споре, как оказалось, был и вопрос о том, какая самая мощная и экономически влиятельная диаспора в Индонезии?
    Китайская?
   Вот пусть и привыкают к китайцам.
    Китайскую культуру и историю заодно поизучают.
     Пригодится.
     Заодно и японцы пусть тоже остаются на Восточном факультете.
     Вот так, на ходу всё и решилось.
     К слову о выборе языков,  английский язык все равно учили.  Только со второго курса. Но и там были свои особенности. Просто после усиленного изучения любого восточного языка, русский акцент в любом европейском языке как рукой снимет. Проверенно практикой.

По следам Боинга. Украина обречена. Диагноз -гордыня и глупость.

Единственный, кто в курсе, что было со сбитым  Боингом, это Украина.
У Украины был план.
План был глупый.
Но!
Украина план согласовала с кем следовало.
Украина план реализовала.
Украина версии плана придерживается твёрдо и неуклонно.
И вдруг такая подстава.
28 сентября Украина думала, что всё.
Концы в воду.
Виновный определён.
Виновным будет назначена Россия.
Однако нет.
Снова оттяжка по времени.
Оказывается,  всё только начинается.
Однако кое-кто уже проболтался.
Подвела гордыня, глупость и обида на всех и Мир их окружающий.
Агенты ВСУ вдруг заговорили о том, как всё происходило.
Оказалось, что формирование доказательной базы по упавшему Боингу ВСУ Украины начала задолго до того, как самолёт упал.
Обиженные властью агенты ВСУ из тербатов стали хвастать о том, что они обеспечили выводы еврокомиссии по Боингу. оказывается, это они всё видели. Они всё снимали. Они по телефонам разговаривали.
В общем они всё подготовили еще до того, как упал самолёт.
И теперь они не понимают, где достойная награда за то, в чём они принимали участие.
Их теперь обижают.
И они, обиженные, заговорили.
Я их за язык не тянул.
Но по некоторым профессиональным знаниям, хотел бы напомнить.
Живые свидетели таких преступлений долго не живут.
Не убили на АТО, найдут и другой способ.
Кстати, болтуны абсолютно уверены, что сбивали Путина.
И сильно этим гордились поначалу.
Идиоты!

Украина обречена. Диагноз-гордыня и глупость (Александр Травников) / Проза.ру

http://www.proza.ru/2016/09/29/1730


По следам Боинга. Украина обречена. Диагноз -гордыня и глупость.


Единственный, кто в курсе, что было со сбитым  Боингом, это Украина.
У Украины был план.
План был глупый.
Но!
Украина план согласовала с кем следовало.
Украина план реализовала.
Украина версии плана придерживается твёрдо и неуклонно.
И вдруг такая подстава.
28 сентября Украина думала, что всё.
Концы в воду.
Виновный определён.
Виновным будет назначена Россия.
Однако нет.
Снова оттяжка по времени.
Оказывается,  всё только начинается.
Однако кое-кто уже проболтался.
Подвела гордыня, глупость и обида на всех и Мир их окружающий.
Агенты ВСУ вдруг заговорили о том, как всё происходило.
Оказалось, что формирование доказательной базы по упавшему Боингу ВСУ Украины начала задолго до того, как самолёт упал.
Обиженные властью агенты ВСУ из тербатов стали хвастать о том, что они обеспечили выводы еврокомиссии по Боингу. оказывается, это они всё видели. Они всё снимали. Они по телефонам разговаривали.
В общем они всё подготовили еще до того, как упал самолёт.
И теперь они не понимают, где достойная награда за то, в чём они принимали участие.
Их теперь обижают.
И они, обиженные, заговорили.
Я их за язык не тянул.
Но по некоторым профессиональным знаниям, хотел бы напомнить.
Живые свидетели таких преступлений долго не живут.
Не убили на АТО, найдут и другой способ.
Кстати, болтуны абсолютно уверены, что сбивали Путина.
И сильно этим гордились поначалу.
Идиоты!