September 6th, 2016

Мои твиты

Эссе о заморочках профессии (Александр Травников) / Проза.ру

http://www.proza.ru/2016/09/06/1370
_1__xPfjW34.jpg
ЭССЕ О ЗАМОРОЧКАХ ПРОФЕССИИ
            
    Есть у меня друг. Если конечно так можно громко сказать, что друг. Но то, что близкий знакомый, это точно.
   На все случаи жизни  у него свои теории, свои философии, свои взгляды, свои метафизики, понятия и парадоксальные высказывания, отличающиеся отсутствием банальности, традиционности и предсказуемости.
   Но не ждите от меня того, что эта философии будет сколь-нибудь близка мыслям Коридона, которые ему приписал Андрей Жид.  В моем эссе, сплошная бытовуха и банальщина, и только философия момента.  Как говорится, философия из жизни. Причем реальной.
  Но как известно, именно такие мысли, это всегда пища для дискуссий и многообразия мнений. Хотя как знать? Может это лишь зеркало отношений?
   Однако не важно. Первое слово произнесено. Пора переходить к теме. А тем будет много. Может и не так уж и много. Но уж точно не одна, и не две. Говорит он много. А значит есть о чём поспорить.
    
    Рассказываю. Дело было так.

     Зашли с Коридоном в кафе. В центре города. В стекляшку.
    Я себе заказываю:
-       Лёд.
Кола.
Паста Карбонара.
И две булочки.
Коридон взял кофе.
Растворимый.

     Потом пошел Коридонов монолог. Суть уже не передам, но постепенно плавно и незаметно он перетёк в тему, которую в двух словах можно сформулировать в один конкретный вопрос.
    Звучал он примерно так.
-       А почему врачи берут с пациента за лечения наперед?
Это, по мнению Коридона, неправильно.
Врачи неправы.
     При этом, в подтверждение своего оценочного суждения, он привел десяток аргументов, минут на 15.
      В его суждениях было много чего. И сложность бытия простого врача. И дороговизна лекарств. И основной тезис, что для того, чтобы стать врачом, нужно долго лечиться. Это дорого. Лучшие годы уходят на зубрёжку и сплошные лишения бедного студента-медика.
     И вот теперь, став врачом, он, доктор то есть, спешит наверстать упущенное.
      Вот лично Я с этим не согласился.
     Я сказал дословно следующее.
-       Врачи берут за лечение наперед потому, что и сами не знают, будет ли кому потом расплатиться после его лечения. Берут сразу, чтобы не рисковать. Мало ли что?
     Коридон расстроился. Задумался и изрёк.
-       Нет.
Не пойду я сегодня к врачу.
    И Я призадумался.
     Вот!
     Расстроил человека на ровном месте.

6 сентября 2016 года

Шпиономания, как она есть-2. Дом на Белорусском (Александр Травников) / Проза.ру

http://www.proza.ru/2016/09/06/1594

Шпиономания, как она есть-2. Дом на Белорусском

Фрагмент романа про шпионов - Дом на Белорусском.

Продолжение Главы, Шпиономания, как она есть. Часть в вторая.

       После того, как Серёга уволился из органов, он стал пить. Правда версии звучали разные. Его коллеги всё еще при деле. И потому, были те, кто полагал, что именно из-за этого Серёга и уволился. Хотя вряд ли.
    Если Серёга и пил, то квалифицированно. Например мог спокойно и без вреда для здоровья, тремя залпами подряд, выпить три пузырька настойки женьшеня, или лимонника. Но это исключительно для повышения работоспособности.
     Закончилось всё тем, что пить врачи ему вообще запретили. Цирроз печени. И потому ему, Серёге стало совсем скучно. Но он держался. Держался и много чего рассказывал, кому ни попадя.
    Однажды хотел вернуться на своё рабочее место в Серое Здание.
    Его не пустили.
     Он спорил с прапорщиком.
- Вы меня знаете?
- Да знаю.
Подполковник запаса.
- Почему же, если знаете, то не пускаете?
- Не положено.
- Да я в этом здании 25 лет проработал.
- Знаю.
Но не положено.
    Все проходили мимо.
    Здоровались с прапорщиком.
     Здоровались за руку с Серёгой. Показывали удостоверение. И проходили на свои рабочие места.
     Пришел дежурный. Сказал Серёге.
- Сергей Владимирович!
Вас там ждёт председатель ветеранской организации.
Он звонил.
Где вход в организацию знаете? Это где музей и поликлиника. Там уже дали команду Вас пропустить.
- А сюда почему нельзя?
Я тут 25 лет проработал.
- Это Вы к генералу.
Вы же знаете.
Порядок такой.
    Потом Серёга умер.
    Причём странно.
    Позвонил мне.
- Приходи.
Ты знаешь, кто ко мне собрался прийти?
- Не знаю.
Кто?
- Сам Павел Лаврентьевич.
Он и тебя спрашивал.
Приходи.
Посидим.
Я вам кое-что новенькое порасскажу.
Интересно.
Вы еще не в курсе.
- Нет Серёга.
Не могу.
Занят.
Паше привет передай.
Ты только не пей.
Тебе нельзя.
Совсем нельзя.
    На следующий день Серёга умер. Оказалось, что при визите данного гостя, слово нельзя, для Серёги оказалось не закон.
     Пить ему было нельзя. Совсем. Ни капли. Капля эта для него была хуже яда.
      Потом поползли слухи. Серёга много знал. Еще больше говорил. Потому и устранили.
     Павел потом говорил мне, что они ждали меня в гости третьим. Он Сереге дал немного денег. Серёга обещал не пить. Собирался взяться за ум. Ему и работу в совете ветеранов уже нашли.
     Но не успел.
     Его собутыльники, которых после окончания службы у него завелось множество, сильно расстраивались. Повторяли, что как он интересно про шпионов рассказывал. Мы, говорили они, даже и не знали, сколько их среди нас. А сколько шпионов среди знаменитых и известных людей оказывается? Мы даже и не подозревали.
     Но лично я абсолютно уверен в том, что он ничего лишнего не сболтнул.
      В отличие от некоторых. Как например советский разведчик Крамер (Крылов) из фильмов «Путь в «Сатурн», «Конец «Сатурна», и «Бой после победы», по документальной повести Василия Ардаматского, «Сатурн» почти невиден». Прототипом героя фильмов и книги был реальный советский разведчик, Козлов, Александр Иванович (1920-2008).
    В отличие от Серёги, Александра Козлова в 1949 году посадили. Реабилитировали только в 1993 году. И всего-то за то посадили, что расшифровал себя. По секрету поведал другу, что он советский разведчик. Про награды и подвиги свои поведал. Схематично правда, потому и немного дали.
     А центр до последнего ждал, что к нему, бывшему сотруднику Абвера, и по совместительству советскому разведчику, рано или поздно придут его бывшие коллеги, которые скопом и в розницу тогда переходили на службу в другие разведки мира. Мог бы и поработать.
     Так, что шпиономания, палка о двух концах.

       Продолжение следует……………