August 7th, 2016

Россия и новые карты США!

По многочисленным и настойчивым требованиям США и Мексики, опираясь на их богатый опыт изображения российского Крыма украинским, территории, которые США ранее отторгла от Мексики, на международных картах будут изображаться мексиканскими.
По просьбам испаноязычных жителей Мексики, часть населенных территорий США, так же на картах будут временно переименованы. Вопрос о переименования объектов США на их исконные индейские названия может быть рассмотрен в особом и упрощенном порядке позже.
_1__xPfjW34.jpg

Россия и новые карты США! (Александр Травников) / Проза.ру

http://www.proza.ru/2016/08/07/405

Россия и новые карты США!

По многочисленным и настойчивым требованиям США и Мексики, опираясь на их богатый опыт изображения российского Крыма украинским, территории, которые США ранее отторгла от Мексики, на международных картах будут изображаться мексиканскими.
По просьбам испаноязычных жителей Мексики, часть населенных территорий США, так же на картах будут временно переименованы. Вопрос о переименования объектов США на их исконные индейские названия может быть рассмотрен в особом и упрощенном порядке позже.

Лабиринт. Дом на Белорусском (Александр Травников) / Проза.ру

http://www.proza.ru/2016/08/07/1403


Фрагмент романа про шпионов - Дом на Белорусском.

ЛАБИРИНТ


    Подвал Дома на Белорусском. Стальная дверь в тире, в этот раз была без замка. Двойные, тяжелые, покрашенные толстым слоем зелёной масляной краски, её стальные створки были готовы к тому, чтобы впустить первого экзаменуемого.
   Я пошел первым. Получил 16 патронов. Снарядил обоймы. Одна в кобуру. Одна в ПМ. Пистолет на предохранителе, тоже в кобуру на поясе. Вышел на исходную линию.
    Доложил.
-       К бою готов.
За спиной встал экзаменатор.
Хлопнул по правому плечу.
Коротко сказал:
-       Вперёд.
    Цель и задача были доведены заранее. Двигаться по лабиринту вперед. Преодолевать разные  препятствия. В случае появления угрозы, поражать противника огнём. Если возникает нештатная ситуация, огонь прекратить самостоятельно, или по команде идущего сзади руководителя. Назад не разворачиваться и не смотреть.
     Двинувшись вперед, быстрым шагом я прошел 25 метров почти до мишеней и пулеулавливателей из автомобильных колёс, и развернувшись направо, левой рукой открыл стальную дверь.
     На меня смотрела кромешная темнота. Но размышлять уже было некогда. Вперед в темноту.
    Двинулся вперед.
   Под ногами точно был деревянный настил.
    Не прошел я и трёх шагов, как сзади захлопнулась дверь. Обратной дороги больше не было.
     Только вперед.
     Однако я точно знал, что куратор следует за мной.
      Неожиданно что-то застрекотало, и я тут же угадал звук работающего проектора. Вероятно, он запускался датчиком, встроенным в дощатый пол, и срабатывал после того, как кто-то на него наступал. Хотя может всё было и того проще. Идущий сзади, просто нажимал на специальную кнопку. И всё начинало работать дальше само.
      Оказалось, что в метрах 30 передо мной был огромный белый экран, на котором, как  в кино разворачивалось некое действие.
      На экране демонстрировался фильм. Развитие сюжета начиналось с того, что это была опушка  леса. Вдруг в глубине леса наметилось какое-то шевеление. И на его край стали выходить вооруженные люди.
     То, что это ОУН, было очевидно и ясно сразу. Логика жанра. Но узнавались они по форме одежды и разнообразному вооружению.
     Согласно развитию событий на экране, было ясно, что они должны были меня заметить, и принять решение. То ли стрелять, то ли вернуться в лес.
    У меня выбора было меньше. Следовало открывать огонь. И действовать нужно было быстро.
    Но все было не так и просто. Только один из лесных братьев стал снимать с плеча автомат. Его намерение было ясным и очевидным. Следовало действовать на опережение.
    Пистолет в правую руку.
    Оружие снято с предохранителя.
    Передернут затвор.
    Патрон в патроннике.
    Можно открывать огонь.
    Теперь шаг в сторону и вперед.
    Встав правым боком к противнику, я поднял вытянутую руку вперед вверх. Привычка из спортивной стрельбы. Но в критической ситуации вредно менять привычки. Навык действия следует отрабатывать до события.
     На подъёме руки поймал правым глазом мушку в прорези.
    Теперь оружие и рука составляли одну прямую линию.
    И её,  эту линию, следовало превратить в единую линию с целью.
    Едва условная линия уткнулась в цель, пистолет выстрелил.
    Я тут же выстелил еще и еще раз.
     Проектор неожиданно прервал своё стрекотание.
     Всё.
     Кина больше не будет.
     Фильм остановился.
      В зале лабиринта зажегся свет.
      Цель поражена. Первое задание выполнено. Но это еще не все. Следовало продолжать движение.
     Пистолет на предохранитель.
     Ствол направлен в сторону движения.
     Сопровождающий даёт вводную.
-       В конце коридора, с правой стороны дверь.
За дверью комната.
Двое захватили заложников.
Преступников уничтожить.
Никто из заложников не должен пострадать.
Вперёд.

  Отлично, подумал Я.
   Первая часть экзамена пройдена. Главное теперь пройти второй этап. Но он и легче и сложнее.
   Легче тем, что теперь было светло. Сложнее тем, что теперь нужно было не просто поразить неизвестную пока цель, но и не попасть в заложников. Как они выглядят, пока было непонятно. Как всегда, ориентироваться следовало на месте.
        Подошел к двери.
        Она была так же в конце коридора, но слева.
        Снял оружие с предохранителя.
        Дверь на себя.
        Стремительный бросок  в комнату.
        Мишенная обстановка оказалась не прямо перед дверью, а в конце нового коридора в подземелье, слева.
        Теперь только работа.
        Те, в кого попасть нельзя было ни при каком условии, представляли собой три фанерных щита. Противник размещался за ними. Но так, что для того, чтобы поразить одного, следовало переместиться в сторону. То есть чтобы выйти на позицию огневой атаки требовалось двигаться влево и вправо.
      Настоящий японский сад камней придумали.
      Выстрел,
      Второй выстрел.
    Мишень, изображающая противника стала падать.
        Теперь, шаг вправо.
     Бросок вниз, на левое колено. Так лучше видно противника. И ему сложнее, если что, попасть в Вас.
      Выстрел.
      Второй.
      Третий!
   Есть попадание.
    Вторая мишень тоже стала падать.
    Силуэты заложников не пострадали.
   Но я точно видел, когда проследовал мимо щитов, изображавших заложников, что с обратной стороны в них было достаточно отверстий, оставленных до меня
      Затвор ушел назад и не вернулся.
     Первая обойма пуста.
      Вон её из пистолета.
     Запасная обойма вступает в дело.
       Обойма в рукоятку.
     Затвор тут же лязгнул и загнал патрон в патронник.
      Оружие тут же поставлено на предохранитель.
    Пройден второй этап.

    Теперь третье задание.
    Оно оказалось простым. Хорошо знакомым. Не раз отрабатывалось на занятиях.
       Только теперь все происходило в третьей комнате лабиринта.
      Ни какой двери в конце второго подземелья. Только широкий проем.
    Звучит команда вперед.
     Дохожу до проёма, и захожу в комнату.
   Уже знаю, что поражать придётся движущиеся слева направо и справа налево мишени. Нечто подобное уже отрабатывали.
    Сопровождающий экзаменатор должен просто дернуть за верёвочку. И мишени начнут движение.
   Двигаться они будут быстро. Но вот как поступит экзаменатор, не ясно. То ли он пустит первой мишень справа. Или наоборот, слева. А может обе мишени одновременно. Важно обязательно попасть. Обязательно. Причём в обе.  Иначе задание будет выполнено не полностью.
       Дистанция до цели, метров 8. Четко обозначен линией рубеж, за который заступать не следовало.
   Выхожу на обозначенный рубеж, и чётко понимаю, что пол под ногами неустойчив.
   В ту же секунду ощущаю, что экзаменатор делает движение в сторону. И пол под ногами внезапно уходит вниз. Не далеко. Но резко. И тут же останавливается. Провал максимум на 10-15 сантиметров. Хотя и  этого хватит, чтобы потерять равновесие.
   И этого ещё более чем достаточно, чтобы быть неожиданным.
   Ты готовишься открыть огонь. Вместо этого следовало вначале вернуть контроль за ситуацией.
    В тот же момент, когда подобно детской качели, край пола опустился вниз и резко уперся в пол, справа, в движение пришла первая мишень. Не дошла она и до половины пути, как двинулась в путь теперь другая, левая мишень.
    Думать и рассуждать уже некогда.
    Пистолет с предохранителя и огонь.
    Восемь пуль вылетают в мгновение ока.
    Всё!
    Все три задания выполнены.
-       Оружие к осмотру! – звучит команда сзади.

Обойма из пистолета.
Ствол в сторону мишеней.

-  Оружие осмотрено.
Оружие на предохранитель

Привычное движение большим пальцем, и затвор резко идёт вперед.
Пистолет на предохранителе.
Пустая обойма в рукоятку.
Пистолет в кобуру.

-       Отлично.
Там, за правой дверью выход.
Оружие почистить и сдать.

  Путь по лабиринту через несколько тускло освещенных  коридоров и череду стальных дверей, которые открывались только в одну сторону, так как ручек с другой  стороны просто не было, и они захлопывались напрочь, я преодолел в полном одиночестве. Заблудиться невозможно. И есть время побыть один на один с тишиной и сыростью московских подземелий. Через пару минут Я вновь оказался под лестницей главного входа Дома  на Белорусском.
     Там уже ждали.
     Пригласили в класс тира.
     Сказали.
     Иди, чисти оружие, сдавай его, и сиди, жди остальных.
    Ждать пришлось долго.
    Как потом оказалось, этот экзамен прошли абсолютно все.
    Единственная задача, это было пройти лабиринт. Его, экзамена результаты, это только лично для того, кто его сдал. И еще для тех, кто его принимал. Им, то есть руководству школы, чтобы понять для себя, какой получен результат, и кто и как будет себя вести в той или иной критической и неожиданной ситуации, и конечно, чтобы узнать, насколько уверенно проходящий лабиринт с неожиданностями владеет личным оружием и управляет своими нервами.
   У меня сложились отличные отношения с руководителем по огневой подготовке. Он уже тогда и с Альфовцами работал, и Вымпелом. Нас готовили точно так же. И одни и те же люди. Хотя, думаю, что подобный лабиринт был на тот момент единственным. По крайней мере по своим масштабам.
   Поинтересовался у него своими результатами.
-       Отлично.
Все цели поразил.
Но вот на третьем этапе, я так и не понял, как это тебе удалось. Все восемь пуль в мишени вогнать? Не понимаю.
-       Случайно наверное.
А как другие?
-       Это личное дело каждого.
-       Ясно.
-       Но и половину допускать к освобождению заложников было бы опасно.
-       Это почему?
-       Почему?
Ты не поверишь.
Один вообще во все абсолютно попал на втором этапе.
Один, на третьем этапе пистолет от неожиданности уронил.
Еще один все патроны израсходовал на первом этапе. Стрелял быстро. Но мимо.
-       А что так долго экзамены проходили?
-       Всё как всегда.
Обычное дело.
Каждый раз все приходилось готовить заново.
И конечно случайности.
Вот будешь специально стрелять по тросу, по которому мишени двигаются, никогда не попадёшь.
А на экзаменах обязательно кто-нибудь, но отличится.
Пока починишь, времени уходит много.

    Еще, Я потом интересовался, на каких принципах работает система контроля попадания в цель, на первом этапе экзаменов.
     Оказалось всё просто. На проекцию фигуры противника за экраном устанавливается фанерная пластина, оклеенная с двух сторон тонкими медными листами, от которых идут провода  к блоку управления.
   Как пуля ни быстра, электроны быстрее. Пуля замыкает контакт. Проектор останавливается.
    Если кто не попадёт, то в конце короткого фильма раздастся очередь из автомата в руках лесного человека, и на экране загорится объявление.
-       «Вы убиты!»
    Потом, по прошествии многих лет, я много слышал рассказов про таинственные лабиринты, которые приходилось преодолевать тем, кто проходил подготовку в школах диверсантов.
   Однако, по многочисленным деталям, угадывалось, что все это с чужих слов.
   Зато, после того, как и грушники (сотрудники ГРУ) создали у себя нечто подобное, они сразу же сняли учебный фильм о системе огневой подготовки. И все рассказы о таинственном лабиринте вдруг стали единообразными. Единый источник все слухи привёл к единому знаменателю.
    Уверен, что это еще одно доказательство волшебной силы кино.
   Но то, что правда, это то, что инструктора по огневой подготовке ГРУ, точно хорошо знают своё дело. Не раз состязался с ними в меткости. Достойные они противники. Но о своих системах пусть рассказывают сами.
    И вообще, на эту тему много всяких учебников и рекомендаций написано.  
    Даже у меня есть один такой, написанный лично мною учебник. Но это было уже  много лет после того, как я покинул стены Дома на Белорусском.
      О чем хотелось бы особенно вспомнить, так это о том, что в течение всех лет учебы, любой слушатель мог дважды в неделю прийти в тир, и потренироваться. Было бы желание. Патронов на обучение никогда в КГБ не жалели.
    И пока москвичи и гости столицы ходили по городу, в подземельях Дома на Белорусском беспрерывно гремели выстрелы и пахло порохом. Но никто этого не слышал. Никто об этом не знал. Слишком глубокие были эти подземелья.
    Думали наверное, что там живут духи и приведения. Ошибались. Там тренировались сотрудники КГБ.

Мои твиты

Tags: