July 30th, 2016

ЦРУ бредит. Опять.

Напоминаю:
ЦРУ - это центральное разведывательное управление США.
Уточняю.
Бредит конечно не ЦРУ, а его Глава, герр Бренан.
Конкретизирую.
Глава ЦРУ сказал, что Россия кому-то должна. И что обязана выполнять некие обязательства перед США.
Добавил, что Россия проявляет интерес только с своим собственным интересам, а не к чужим.
В общем, Вы поняли.
И вот вопрос.
А с чего бы это Россия должна? Кому должна? ЦРУ должна? Америке должна?
Конечно, можно бы было отмахнуться от это глупости и этого словесного потока сознания и заблуждений.
Но у всякого явления есть наеврное свои объективные причины.
Может глава ЦРУ что-то знает такое, чего другие не знают?
Может ему и вправду кто-то что-то пообещал за Россию?
А он, главные ШПИОН запада взял и проболтался.
Всякое бывает.
Но то, что придёт разочарование у США своими надеждами, это империтив*, это однозначно.


Александр Травников

30 июля 2016 года
________________________
* Империтив - общее нравственное предписание. Далее сложно и по Канту. Потому оставляю на совести читающего. Но и так все понятно.

ЦРУ бредит. Опять (Александр Травников) / Проза.ру

http://www.proza.ru/2016/07/30/540

ЦРУ бредит. Опять.


7Fz4yLL9X3U.jpg
Напоминаю:
ЦРУ - это центральное разведывательное управление США.
Уточняю.
Бредит конечно не ЦРУ, а его Глава, герр Бренан.
Конкретизирую.
Глава ЦРУ сказал, что Россия кому-то должна. И что обязана выполнять некие обязательства перед США.
Добавил, что Россия проявляет интерес только с своим собственным интересам, а не к чужим.
В общем, Вы поняли.
И вот вопрос.
А с чего бы это Россия должна? Кому должна? ЦРУ должна? Америке должна?
Конечно, можно бы было отмахнуться от это глупости и этого словесного потока сознания и заблуждений.
Но у всякого явления есть наеврное свои объективные причины.
Может глава ЦРУ что-то знает такое, чего другие не знают?
Может ему и вправду кто-то что-то пообещал за Россию?
А он, главные ШПИОН запада взял и проболтался.
Всякое бывает.
Но то, что придёт разочарование у США своими надеждами, это империтив*, это однозначно.


Александр Травников

30 июля 2016 года
________________________
* Империтив - общее нравственное предписание. Далее сложно и по Канту. Потому оставляю на совести читающего. Но и так все понятно.

Мои твиты

Tags:

Приключения ядерного чемоданчика. Дом на Белорусск (Александр Травников) / Проза.ру

http://www.proza.ru/2016/07/30/2073
1 - 3 .jpg
ПРИКЛЮЧЕИЯ ЯДЕРНОГО ЧЕМОДАНЧИКА

        Даже не знаю почему, но это ядерное устройство мы почему-то тоже называли в обиходе ядерным чемоданчиком.  Огромный ранец. Весом за 25 килограмм, в котором размещалась мощная ядерная мина.
     Задача простая. Доставить устройство в нужное место, поближе к важному стратегическом объекту противника.  Разместить. Замаскировать. Выставить время. И отходить. Чтобы уничтожить объект, на него даже проникать не нужно было.
     Чтобы объект уничтожить, требовалось всего лишь подобраться к объекту поближе. Максимально, насколько позволяла его охрана близко. Пусть охрана сидит за колючей проволокой. Против такой атаки – любая охрана практически бесполезна.
    Ну или почти любая. Ведь охрана объекта, это не только вохровец с карабином, или солдат с автоматом и часовые по периметру с собаками. Вовсе нет. Охрана – это целая система.
       Вот примерно такую систему и предстояло научиться прорывать и решать задачу. Правда, прорывать, это для кино. Следовала аккуратно, незаметно, добраться до объекта, километров за 300, добраться до него, установить. И доложить о выполненной задачи.
     А чтобы все наши усилия не пошли даром, против нас, группы атаки, работали все остальные.
    Нас, тех кто был с макетом ядерной мины, ранцевым ядерным зарядом, было двое. Зато ловили нас все. Абсолютно все. Причём все знали, кого ловят, как мы выглядим, сколько нас. То есть все знали, что нас двое. Знали, что у нас. Знали, куда идём.  И тем самым нам было еще интересней. И даже местных жителей предупредили, что ловят неких двух особо опасных.
      На всё про всё дано три дня.
      Мне повезло. Выбор работать диверсантами пал на меня, и моего товарища. На меня, наверное потому, что я раньше служил в разведроте ВДВ, на товарища, потому, что он был за метр 85, и ранец мог легко тащить в одной руке, так, будто это авоська с килограммом яблок.
    Время – три дня. Выдали ранец с массогабаритным муляжом ядерной мины, и вперед.
      Мы с товарищем решили выбрать версию прикинуться грибниками. Соответствующим образом и переоделись.
     Предварительно сходили на рынок. Накупили всяких овощей и фруктов. Получилось несколько мешков. Ранец тоже засунули в мешок. И вперед. На общественном транспорте на автобусную станцию.
     Если кто помнит, то в те стародавние времена, то, что кто-то везёт из города картошку, капусту, арбузы, дыни в деревню, вовсе удивления не вызывало.
     Пока купили билеты, пока ждали посадки, познакомились с попутчиками. Народ тоже напоминал вьючных животных. Оказалось, что одна бабка практически едет в то же самое место, что и мы. К себе в деревню. Автобус останавливался на проходе. И после остановки еще километров 10 это всё её добро нужно было каким то образом доставить.
       Пока ждали, так разговорились, что чуть ли не установили, что и знакомые у нас в деревне есть общие, и вообще, что мы практически родственники, хотя и дальние.
     Рассудите сами. Кто же откажется от помощи добровольной рабочей силы.
     В общем, пока мы грузились в раздолбанный старый автобус, количество мешков и баулов у нас было в таком количестве, что водитель на нас стал смотреть не просто косо, а очень даже неприветливо. Но неприветливость тут же пропала, когда оказалось, что водитель знал нашу попутчицу. И даже одобрил тот факт, что как нас она представила, едет домой и племянников с собой захватила. Пусть помогают мол.
    Мы и другим помогли грузиться. И все, кто ехал с нами тоже стремились загрузить нас если не своими тяжестями, то своими проблемами, это точно.
     Ехали долго. Дороги то сами знаете какие. И чем дальше от Москвы, тем они хуже. Факт.
     Километров за десять до выхода, остановка. Пост милиции. В автобус зашли милиционеры. Кроме нас, оказалось, что они всех наших попутчиков знали в лицо. Зато наша попутчица нас им и представила своими племянниками. Петей и Васей. И что мы помогаем ей везти нужные продукты в деревню. Что остановимся у них. Что нас ждут. И вообще, вечером заходите на посиделки. Есть повод. Она и их родственникам заказы везёт.
     Мы познакомились с милиционерами. Те точно обещали зайти. И теперь мы и весь автобус, узнали, не просто, что кого-то усиленно ищут.  Мы точно  узнали, что ищут действительно нас.  А попутчики, что ищут чужих и нехороших людей. Только кто же нас теперь мог признать чужими, если мы были практически своими.
       Через несколько часов пути, мы выгрузились сами и с нами несколько жителей деревни вместе с нашей попутчицей.
        Скоро подъехал трактор с открытым прицепом. Все погрузились со своими баулами и мешками, и мы поехали в деревню.
    Таких приключений лично у меня еще не было. Ни какое трофи на вездеходах не идёт  в стравнение с тем, что нам пришлось испытать. Как потом мы узнали, во время войны, немцы пытались добраться в деревню. Но не смогли. Распутица была. Завязли. А потом их и вовсе погнали восвояси. А так, боялись сильно. Мужики то все на фронт ушли. Как войну объявили, так их из деревни как ветром и сдуло. Жалко только, что мало кто вернулся. А кто вернулся, все побитые, да пораненные. Так и обезлюдело место. Остались только бабы да дети. А как дети выросли, так и тоже поуезжали в город.
     В общем, деревня большая. Домов много. А людей мало.
      Как приехали в деревню, так у попутчицы и поселились. Места у неё много. Я впервые даже на сеновале, на чердаке деревянного дома ночевал.
    Но вначале воды натаскали. Дров накололи. Сели ужинать. Тут и милицейские друзья наши новые прикатили на мотоцикле. Тоже посидели. Знакомство отметили. Так и узнали, что тут, километрах в 20 есть какой-то странный объект. Прямо  в лесу. Там всех ловят. Ищут каких-то диверсантов. И американских шпионов. Но ясно всем было, что это не мы. Сами понимаете, какие из нас диверсанты.
    Они нам предложили с ними на танцы съездить в соседнюю деревню. Им всё одно навестить нужно это мероприятие по работе. Сказали, что с нами им веселей будет. Вроде как с дружинниками приехали.
   Так вчетвером, на милицейском мотоцикле с коляской и на танцы съездили. Хорошо хоть с милицией приехали. Иначе точно бы местные накостыляли, чтобы на девчонок местных не заглядывались.
     Тоже познакомились. Покурили. Поговорили ни о чём. Внимательно послушали. Узнали, куда можно ходить, а где засады. Где военные посты установили. По каким тропинкам и дорогам не нужно ходить.
     Вернулись глубоко за полночь. Еле разошлись. Все разговоры, да разговоры.
     Ушли мы рано утром. Было еще темно.
    Мы знали, как идти. Шли осторожно. Грибников изображали. Но по времени, путь занял не более четырёх часов.
    Далее рутина. Отследили, как охрана объекта ведётся. Подобрались метров на пять к колючке. Заложили заряд прямо вместе с рюкзаком. Запустили машину, и прикопав замаскировали.
      Всё. Дело сделано. Маяк заработал. Через 10 минут нас уже окружали и брали в плен. Вернее, захватывали. Но мы и не убегали. Все. Задание выполнено. Дело сделано. Все по шапке. На нас все волком смотрят и ругаются.
     Тут я впервые узнал, что все думали, что мы, спецназ ГРУ. Ну и хорошо. Приехали местные чекисты, и нас забрали к себе. Ближе к ночи, мы были уже в Москве дома.
      В другой раз я уже сам ловил шпионов и диверсантов.
     А вот муляж американской носимой ядерной мины Я впервые увидел в нашем музее. Но про музей в другой главе будет.