May 3rd, 2016

Мои твиты

Мистика в вопросах литературы.

ТЕНЕВАЯ СТОРОНА ТВОРЧЕСТВА
Рукописи не горят. Это всем известно. Но вот почему считается, что рукописи не горят, Вы знаете?
Есть версия.
Одна из них, это версия о том, что всегда есть тот, кто побеспокоится о том, чтобы труд любого значимого писателя заранее прочитался кем-то со стороны. Со стороны того, кому это положено. Например того, кому особенно любопытно.
И тогда, простое событие, с этой точки зрения дополняется конспирлогическими подробностями.
Доказательств безусловно нет. Но обычно всё так и бывает. Главное, что никогда писатели не оставались беспризорными.
Никогда.
Вот Вам для примера известная история с рукописью романа «Что делать?» Николая Чернышевского.
Тягомотина страшная. (это безусловно между нами). Но достоверно известно, что из-за бедности, и пребывания в одиночке Петропавловской крепости, Чернышевский имел только одну копию своего труда.
А потом начинаются чудеса.
Вот как историю с романом описывает один из моих знакомых писателей.
«3 февраля 1863 года Н.А. Некрасов получил от Чернышевского долгожданную рукопись его романа «Что делать» и лично повез ее в типографию Вульфа на Литейном, где печатался очередной номер «Современника». Но уже спустя четверть часа он вернулся домой в совершенном отчаянии.

— Со мной случилось несчастье. Я потерял рукопись, — сказал он ожидавшей его Авдотье Яковлевне Панаевой. — И черт меня дернул сегодня поехать на дрожках, а не в карете!

Это был единственный экземпляр романа, переписанный набело, а черновики Чернышевский всегда уничтожал. Некрасов не помнил, возле какого дома он выпустил роман из рук, и от тряски тот выпал на мостовую, поэтому срочно разместил в газетах, объявление следующего содержания:

Потеря рукописи. В воскресенье, 3 февраля, во втором часу дня, проездом по Большой Конюшенной от гостиницы Демута до угольного дома Каера, а оттуда через Невский проспект, Караванную и Семеновский мост до дома Краевского на углу Литейной и Бассейной обронен сверток, в котором находились две прошнурованные по краям рукописи с заглавием «Что делать?». Кто доставит этот сверток в означенный дом Краевского, к Некрасову, тот получит пятьдесят рублей серебром.

Прошло несколько дней, отклика на объявление все не было. Некрасов уже в ужасе представлял, как кухарка растапливает листами рукописи плиту, или хозяин свечной лавке заворачивает в них свечи.

И вдруг на квартиру Некрасова пришел бедный чиновник, принесший известие, что рукопись найдена и находится у него дома. Выяснилось, что Некрасов обронил рукопись на Литейном проспекте, у Мариинской больницы. Чиновнику тут же дали денег и отправили за рукописью. Некрасов в мучительном ожидании ходил из угла в угол.

— Ну что же вы теперь-то волнуетесь? — спросила его Панаева, — ведь рукопись нашлась.
— Мало ли что может случиться? Вдруг она снова выпадет из дрожек?

Но Некрасов зря волновался. На этот раз рукопись была благополучно доставлена в типографию. На горе миллионам советских школьников.
Насчёт школьников конечно тонко подмечено.
Однако, сдается мне, что эта версия, не более чем выдумка самого Некрасова.
Конечно, в истории может быть что угодно. Однако, если мне не изменяет память, эта история, не более, чем версия.
На самом деле дело было так.
Ксероксов тогда не было. Компьютеров тоже.
Чтобы скопировать и оценить рукопись, полиции нужно было время. Для этого и была проведена эта хитрая комбинация.
Её, рукопись, как бы потеряли на пару дней. Потом вернули.
А тем временем, на два дня, рукопись попала к тому, кому следует.
Группа переписчиков ее скопировала.
Оригинал потом вернули. Копия пошла в работу того, кто за это отвечал.
Обыкновенная хитрая комбинация спецслужб.
И основной мой довод в этом случае, это память.
Сдаётся мне, что кто-то из тех, кто работал с архивами царской охранки в порядке разгрузки от главной темы лекции рассказывал об этом случае, когда я учился в ВКШ КГБ СССР. Там, в архивах, еще много чего интересного и непознанного.
Рукописи потому и не горят, что их сразу копируют.
Особенно часто те, кто хотел быть всегда в курсе.
Кстати. В группах, когда я учился, людей на лекции бывало и по три человека. А пять, так это и вовсе норма. Потому, времени на поговорить об интересном, всегда хватало.
Вот в принципе и вся моя история из истории русской классической литературы.
А цензору, который пропустил к изданию роман Николая Чернышевского, всё одно досталось по первое число. Но это уже другая история.

______________________________
- Николай Чернышевский – 1828-1889, автор знаменитого романа “Что делать?”. Культовая фигура истории русского революционного движения. Революционер – демократ, философ, публицист. С сентября 1861 года под тайным надзором полиции. Некоторое время числился даже врагом Империи номер один. Сидел в одиночке Петропавловской крепости. 678 дней ареста дали ему прекрасную возможность написать эту свою знаменитую книгу. Затем попадает на каторгу. Рано умирает, но остается знаменитым.
Николай Некрасов – 1821-1878. Русский поэт и писатель. В особом представлении не нуждается. Издавал журнал Современник. Играл в карты на деньги. Удачно.
- Авдотья Панаева, - хозяйка модного литературного салона в столице Российской Империи, жена писателя Ивана Панаева, гражданская жена Николая Некрасова при живом муже, у которых он дома и жил.
- журнал Современник – известный своим вольнодумством русский журнал, основанный Александром Пушкиным. Выходил с 1836 года. Затем журнал издавался при Некрасове и Панаеве. В 1863 году в журнале №№3-5 печатается роман Николая Чернышевского «Что делать». Закрыт в 1866 году по личному распоряжению императора Александра II.
Александр Травников

03 мая 2016 года