July 7th, 2015

Адвокатские практики - 1

Александр ТРАВНИКОВ

Из серии адвокатских практик

ПИРРОВА ПОБЕДА*

Из каждого судебного дела можно сделать далеко идущие выводы. И практика показывает, что не каждая победа является тем самым итогом, к которому все стремились. Действительность намного шире, многогранней и итоги всегда неожиданней, чем может предположить самая буйная фантазия.
И так по порядку. Жизненная ситуация. Умер человек. Человек не простой. Служил когда-то в КГБ. Работал в банке начальником. В период первоначального накопления капитала и грабежа. Многое знал. Многое мог.
Имел трех жен. И трех детей. А когда перестал работать, потому, что стал пить, всех выгнал, и завел себе новую молодую жену из числа кухонный сотрудников там же, в банке, которая ему в столовой лишний компот подавала в кабинет.
Казалось бы, все хорошо. Можно расславиться и насладиться жизнью с молодой женой. Живи и радуйся. Но нет. Злой рок и возмездие всегда приходят неожиданно. Вначале один инсульт. Потом второй. Третий. И даже четвертый.
Новая молодая жена решила идти до конца. Решила ждать и терпеть до конца. Ждать исхода дела, когда и дом, и земля и все остальное богатство, нажитые непосильным трудом бывшего начальника, в общем все, достанется ей одной.
В продуманности плана, терпеливости и настойчивости ей не откажешь. Ждала она наступления светлых годов почти 18 лет. Готовилась.
Однажды этот день пришел. Муж умер и оставил завещание.
В завещании, составленном аккурат в тот период, когда у завещателя него уже был четвертый инсульт, было написано, что все достается его новой и молодой жене. Остальные мимо.
Строго говоря, были конечно юридические вопросы и к завещанию, и к тому, при каких обстоятельствах и как его составляли и заверяли нотариусом. К тому, кем подписывалось завещание, если завещатель уже ничего писать сам не мог, ничего сам не видел, да и от кровати дальше полушага отойти не мог.
Кстати. Деталь из дела. Железную кровать он завел себе сам. Купил в тюрьме списанную. Специально ездил за такой и по блату договаривался с начальником тюрьмы. И выйдя на пенсию по инвалидности только на ней и спал. Но это к делу не относится. Мало ли какие у кого ассоциации и желания на склоне лет появляются.
Но настораживало по делу не это. Настораживало то, что накануне смерти, все имущество оказалось подарено и переоформлено в ускоренном порядке на новую жену. И тут же она дом выставили на продажу за 30 миллионов. Словно сомневалась в надежности завещания. Боялась, что все ее планы рухнут в один миг.
Зачем это сделали, до сих пор не понятно. Завещание было составлено так давно, что все сроки его обжалования теоретически давно истекли, а детали позабылись. Да и сложно обжаловать завещание. Оно есть, и есть. Исполняйте волю завещателя. И все тут. По нему все одному человеку досталось, ей, последней жене. А тем, кто это все строил, кто жил в доме, дырку от бублика. Все от такой несправедливости все и завелись.
Естественно суд. Адвокаты. Экспертизы. Заключения. Допросы свидетелей. Но трое детей не сдавались. Пять судей сменилось. И в тяжбах прошел год.
Предлагали ей мировую. 50 процентов новой жене. А остальное на троих. Этим троим на трехкомнатную квартиру хватило бы. Тем более, что завещатель, как все рассказывали в суде так и хотел.
Говорил, когда был при памяти.
- Дом и землю продать. Всем детям купить по квартире, и им с новой женой большую квартиру со всеми удобствами.
Но каждая бумага, она сильна своими печатями. Бумаги всегда сильней справедливости.
Но перипетий судебной тяжбы, да еще и с деталями и эмоциями, наверное не так интересно, как то, что осталось за рамками судебного процесса.
Оказалось вот что. Еще, когда дочь завещателя был совсем молодой, отец дал ей на хранение небольшую шкатулку. В шкатулке награды, всякие документы, фотографии из прошлого, и конверт с советскими марками, наклеенными на уголке. В конверте билеты в Италию и бумаги об открытии счета за границей. Причем еще в Советские времена счет был открыт. И сумма карандашом на листочке. 7 миллионов долларов. Тогда дочь на это никакого внимания не обратила. А сейчас словно озарение спустилось на нее. Не зря, когда новая жена выгоняла ее из дома, а отец уже лежал на своей любимой железной кровати из тюремной камеры, единственное, что он мог для нее сделать, это передать ей на память свою шкатулку с памятными для него и нее вещами.
У читателя естественно вопросы. Что за деньги? Откуда столько у бывшего советского чекиста? Не знаю. И теперь уже никто не узнает.
Но вот, что интересно. Суд дети проиграли. Но Суд все еще продолжается. Дом ветшает. Разваливается. Покупатели, даже потенциальные шарахаются от него. А было бы мировое соглашение, то и 350 миллионов рублей, тех, что в иностранном банке лежат, поделили бы по справедливости, а не как судья с адвокатами решили.
А так, без дочери, без намеков на страну и банк, где деньги лежат, как найдешь? Никак. А дочь, так, чтобы соблазнов не было, сожгла и билеты и все документы, которые могли бы помочь чужим для нее людям найти сокровища и богатства.
Хотя, может она все и запомнила. Но там, заграницей, без справедливого решения суда, не по бумагам, а по справедливости детям делать нечего.
Вот и получается. Вроде все у человека сложилось. И жизнь удалась. Все планы реализованы. И итогов, тех на которые вроде рассчитывала вдова, дождалась, через столько то лет. Но победа то Пиррова. Призрачная победа.
Ведь Суд, это как шоу. Шоу обязано продолжаться. И Суд будет длиться вечно.
И почему нельзя было договориться?

7 июля 2015 года
_____________________________________________________
* Пиррова победа – победа, после которой победителю нет перспектив выиграть войну. Победа, сомнительная по своему содержанию.
Древнее крылатое выражение, пришедшее к нам из истории Древнего Рима.
В сражении с римской армией в 279 году, войско царя Пирра победило. Но победа над Римом обошлась так дорого, что на будущем победителя был поставлен жирный крест. Много позже, такую же стратегическую ошибку совершил Наполеон при Бородино.