Александр Травников (travnikovug) wrote,
Александр Травников
travnikovug

Зверства идеологического отдела КПСС. Чистая правда.

20140821_120734
Александр ТРАВНИКОВ

ПРО ПИСАТЕЛЯ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ
полуклассик и зверства идеологического отдела КПСС

Когда мой рассказ про полуклассика был опубликован, я даже не надеялся, что будет столько читателей. Особенно много оказалось желающих подредактировать этот рассказ.
С этим энтузиазмом литераторов, издателей, писателей, журналистов, и просто читателей однозначно нужно было что-то делать. И я решил внимательно выслушать всех тех, кто имел что сказать.
И что Вы думаете? Все их предложения и советы свелись к тому, что в рассказе отсутствовала важная с их точки зрения составляющая правильного рассказа. В нем не было выводов, которые я должен был, просто обязан был, изложить в конце рассказа.
Если учесть, что я даже и не собирался предлагать никаких выводов читателю из простого и правдивого изложения фактов, и событий в их, той хронологии, в которой они и происходили, а как известно, никакая рефлексия не позволит ничего изменить из того, что уже произошло, то я решил воспользоваться подвернувшейся оказией и попросить дать ответ на мучившие меня вопросы клинического психолога, с кучей дипломов подтверждающих многочисленные аттестации, и повышения квалификации по специальности.
К этому клиническому психологу очередь была расписана на несколько месяцев вперед. Но мне повезло. Ведя одно из гражданских дел в Суде, мне требовалось заключение эксперта. И в качестве такого эксперта судом и был выбран именно этот специалист. Так как обсуждение 300 страниц больничного дела, который сами знаете каким почерком был написан нашими эскулапами, дело утомительное, то в порядке разрядки, я дал эксперту почитать свой рассказ.
И что Вы думаете. Он, клинический психолог, тоже заявил, что рассказ следует доработать, дополнить и подредактировать. А ответ на вопрос, что именно следует сделать, поставил меня почти в тупик. Эксперт прямо и с ходу заявил:
- А где резюме? Где выводы. Где так сказать, - «Мораль сей басни такова???!»?
Кстати, к чести клинического-психолога, которого с этого момента я стал называть еще и психиатром человеческих душ, прочитав мой рассказ, по моей просьбе, тут же составил, изложил и описал словами такой психологический портрет героя моего рассказа, так четко разложил на составляющие все причинно-следственные связи и мотивы поведения моего героя, что я понял, за что ему платят такие деньги, и за его советами стоит такая очередь.
В то же время, так, как никаких выводов я сам навязывать никому не собирался и не собираюсь, не в моих это правилах, ведь писатель и его рассказы, это не более чем разновидность зеркала, в он хочет, и как это есть на самом деле с учетом его личного опыта и разумения, то стало понятно. Нужно писать продолжение.
Благо дело, после предложений помочь переписать рассказ, стало ясно о чем писать продолжение. Мне такого понарассказывали. И про себя, и про полуклассика, что отказать стало невозможным. И я с удовольствием приступаю к этому процессу.
В те, стародавние времена тотального господства единой и единственно верной государственной идеологии, самым страшным и влиятельным был идеологический отдел КПСС*.
И все инженеры человеческих душ, то есть писатели и их младшие братья, журналисты и разные общественные коры, проходили по этому идеологическому ведомству.
Как Вы помните из предыдущего рассказа, именно этот отдел коммунистической партии принял самое живое и посильное участие в создании имени и имиджа хоть и местного, но почти классика местечковой литературы. И надо же такому случиться, что к этому приложил руку действительно талантливый советский писатель, Николай Твардовский.
Как Вы понимаете, Партия никогда, и ни в чем, а тем более сам идеологический отдел Партии ошибаться просто не могли и ни при каких условиях. Особенно в людях. Да и подставлять Генерала, или по Войновичу, действительного «Гениалиссимуса» советской литературы и действительности Твардовского, которому ею же и был рекомендован наш деревенский претендент на классики литературы, ну никак не могла.
А случилось вот что. Издав массовым тиражом полу гениальный труд местного полуклассика, Партии требовалось бороться за идеологическое влияние во вселенной. То есть один шаг повлек за собой неизбежность других шагов, и они конечно, другие шаги последовали. А ближайшей сферой влияния Партии конечно же были страны социалистического лагеря.
Сказано - сделано! Было принято решения Партии приобщить, так сказать, к образцам культуры и литературного творчества одну из стран Восточной Европы. И в качестве образца для приобщения было выбрано отработанное и идеологически выверенное творение нашего полуклассика.
Решение принято, следует приступать. Приступили к переводу на иностранный язык. Перевели. Напечатали. Теперь следовало показать живого писателя заграничному читателю. И после долгих согласований, проверок и сбора и заверения кучи документов, характеристик, прохождения немыслимого количества инструктажей и экзаменов на знание основ социализма и интернациональной дружбы народов мира, Партией было принято решение отправить нашего полуклассика в заграничную командировку. И отправили на свою голову.
Отправили, но не забыли. Пошло пол года. И ему хоть и Восточная, но Европа понравилась. Возвращаться он не только не горел желанием, но и похоже было не собирался. Какая разница – где творить нетленку?
Так, прошло еще пару месяцев.
Тут идеологический отдел Партии забеспокоился. Попахивало персональной ответственностью, за ошибку. Спросили бы с каждого по полной, за неверный выбор достойного, действительно готового стать полуклассиком советской литературы, и вечно быть за то благодарным и партии и правительству.
Ужасы стали мерещиться сотрудникам идеологического отдела. Все понимали, что Суд будет коротким и беспощадным. Конечно не таким уж и страшным и безжалостным, как во времена Сталина. Но явно и быстро назревал скандал.
Картинки разборок в головах идеологов рисовались самые мрачные. А как бы это оказалась бы капиталистическая страна? Ладно в странах соцлагеря своих полуклассиков литературы хватает. А если бы идеологические враги из ЦРУ приметили бы? Тем более такого полуклассика, которому нужно помогать писать, акценты за него расставлять, темы выбирать актуальные и своевременны моменту. Ладно Солженицын, Пастернак, Бунин и другие русские писатели и литераторы сами писали. А тут вдруг такая находка? Бери и пользуйся.
Ведь наш полуклассик, говоря словами Мао Цзэдуна, был как чистый лист бумаги, на котором можно написать самые красивые и новые иероглифы! Идеологи Партии знали, с чем, а вернее с кем они имели дело. А как бы идеологические враги воспользовались бы такими знаниями и выбором? Хлопот бы потом не обобрались.
Ситуацию нужно было спасать. Причем спасать срочно, и делать это самим. Без привлечения так сказать специалистов другого профиля. Пока все это не вылезло на свет, не стало достоянием старших партийных товарищей и общественности.
Хоть и ругают сейчас Партию, но дураки на высшие должности просто так не попадали. Тем более в идеологический отдел. Да еще и на руководящую должность.
Секретарю идеологического отдела нужно было срочно искать выход из этой ситуации. И он его нашел. Очень даже не тривиальный выход нашел. Оцените.
Когда наш полуклассик уезжал в импортную творческую командировку, то он оставил дома молодую жену, ранее добровольно избравшую для себя роль карманной Маргариты. За границу тогда неженатых не пускали. Детей у них пока не было. Но не было преград, которые бы большевики не могли бы преодолеть.
Вызывает жену полуклассика к себе начальник идеологического отдела. Разъясняет ей вопросы текущего момента и предлагает. Пиши мол своему мужу и нашему подопечному письмо, что он скоро станет отцом. Пусть срочно возвращается. А мы Вам квартиру дадим. В очередь на телевизор, холодильник и машину запишем.
В общем и кнут и пряник предлагают, чтобы не баловал и не колебался с выбором, где жизнь хороша и где жить действительно хорошо. Времена то Брежневские, либеральные наступили. Кнутом только пугали, чаще печеньками и пирожками элиту творческую заманивали.
Тут жена нашего полуклассика в изумление. А где ж я вам ребенка теперь возьму. Раньше нужно было думать. Но для секретаря идеологического отдела это уже был технический вопрос.
- Подберете себе в доме малютки – говорит.
- Чтобы попохожей был. И по срокам подгадаем.
- Скажете мужу, что сюрприз готовили, раньше времени не говорили, боялись сглазить.
А как узнает правду? - спрашивает жена.
Путь главное вернется! Мы тут ему быстро мозги вправим.
Договорились с женой, проинформировали. Там, за границей, в узких кругах тех, кто скучал без Родины, по этому событию нашего полуклассика поздравили, отметили, подарков надарили заграничных. И отправили на Родину. К семье, жене и детям.
Так бы никто об этом и не узнал бы. Но в 1991 году не стало КПСС, а идеологи на какое-то время остались без работы. Вот руководитель идеологического отдела и проболтался. Обидно ему стало, что во всех греха и зверствах его обвиняли. За претензии к себе ему стало обидно.
В общем, система взяла свое. Вот так вот. Вы думаете, почему он больше шедевров не писал? Да потому и не писал, что система взяла свое, сделала по своему, но колебаний не забыла и не простила. Сделала выводы. Помогать и продвигать дальше не стала. А самому ему и не нужно уже было. Звание полуклассика тоже не плохо кормило. Ему и так хватало.
_________________________

* Для тех, кто забыл, и кто не застал, напоминаю, или разъясняю, что КПСС, это не только честь и совесть той эпохи, но и еще и Коммунистическая Партия Советского Союза. Она была вдохновляющей и направляющей, и главное единственной. А значит, и вездесущей, и всемогущей. Даже без КаГеБе, многие вопросы и сама умела решать.

05-03-2015
Tags: Александр Травников, рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments